На главную
На главную
обучение по Охране труда, ПТМ, Электробезопасность

Рассказы и байки по охране труда

Страницы: Пред. 1 ... 20 21 22 23 24 ... 29 След.
Рассказы и байки по охране труда, Делимся опытом - размещаем видео и тексты
 
Главная причина почему снимают г..но это отсутствие охраны труда в кинопроизводстве!

"Почему деградирует российский кинематограф?" - этот вопрос муссируется уже не первый год. Но в спорах зачастую упускается одна из причин падения качества фильмов: полнейший беспредел в отношении работников съёмочных групп. В каких условиях и в какой атмосфере вынуждены трудиться работники кино, как это влияет на качество конечного продукта, чем отличались условия труда над советскими и современными фильмами? В специальном выпуске нашего видеоблога эти и другие вопросы поднимают профсоюзный активист Андрей Рудой и кинокритик, автор проекта BadComedian Евгений Баженов:

Изменено: Александр ГЕС - 7 Декабря 2018 19:21
 
04.12.2018
Проверки на пороге
Деловой климат в регионах улучшается, но небыстро

Текст: Татьяна Батенёва

Развитие экономики во многом зависит от делового климата в стране, от условий для бизнеса. Как меняется ситуация в регионах, какие проблемы беспокоят предпринимателей, "РГ" рассказал Уполномоченный при президенте России по правам предпринимателей Борис Титов.

Борис Юрьевич, какие ключевые тренды (плюсы и минусы) в развитии бизнеса в России в текущем году вы могли бы выделить?

Борис Титов: Если вкратце, то большая часть отраслей в стране сегодня впала в состояние, которое можно охарактеризовать словами "пока что держимся". Отсюда и скромные показатели роста ВВП. Важнейший для бизнеса (и, к сожалению, неутешительный тренд) - это падение потребительского спроса. Президент поставил амбициозные задачи - выход в мировую пятерку по объему экономики, темпы роста, опережающие среднемировые. Но без реально действующих инструментов этих целей не достичь. Нужна альтернативная макроэкономика, в которой бизнес является локомотивом страны, а не "дойной коровой" для чиновников. К сожалению, власти почему-то очень трудно перекинуть мостик от выявленной проблемы к ее очевидному решению.

Как развивалось взаимодействие бизнеса и власти?

Борис Титов: Как всегда, непросто. Я бы сказал, что главная проблема - отсутствие четких правил игры. Нормативная база постоянно меняется: тот же закон о торговле - не успели принять, как начали вносить в него поправки. Несмотря на реформу контрольно-надзорной деятельности, которая идет уже несколько лет, контролеры по-прежнему почти ничем не скованы в своем рвении. Один аспект - это количество проверок. Недавно объявлено о продлении моратория на плановые проверки для малого бизнеса до 2020 года. Это полезная мера, но отнюдь не достаточная. Малому (и не только) бизнесу нужна защита от проверок не плановых, и даже не внеплановых. Сейчас все больше плодятся нестандартные виды контроля - мониторинги, внезапные проверки, административные расследования, которые в Единый реестр проверок не попадают. Решить проблему можно другим способом. Ограничивать не виды контроля - пусть расследуют, сколько хотят. Но наказывать проверяемых, то есть возбуждать административные и уголовные дела, разрешить только по итогам проверок, которые проводятся по согласованию с прокуратурой.

Несмотря на реформу контрольно-надзорной деятельности, контролеры по-прежнему почти ничем не скованы в своем рвении

Что мешает предпринимателям эффективно работать?

Борис Титов: Качество контрольных мероприятий. По-прежнему слишком много обязательных требований, многие из которых необоснованны, или дублируют друг друга, или давно устарели. Контрольные ведомства сейчас разработали для себя чек-листы, в которых написано, что именно проверяется у бизнеса. Но туда просто перекочевали все требования, которые существовали до того, без приоритетов. Например, в чек-листах по промышленной безопасности насчитывается 20 тысяч обязательных требований. Мы предложили принципиально иной подход к проверкам, при котором точками отсчета должны быть не компетенции различных органов власти, а сами объекты проверки. Условно говоря, ты открываешь ресторан, так знай - к тебе придут представители таких-то ведомств, обратят внимание на то-то и то-то, потребуют того-то и того-то. При составлении такого путеводителя вылезают на поверхность все избыточные, пересекающиеся, устаревшие требования. Без решения этой проблемы реформа КНД буксует и вязнет.

Чаще или реже нарушаются права предпринимателей?

Борис Титов: Поток обращений к бизнес-омбудсменам (как на федеральном, так и на региональном уровне) стабилизировался: в этом году их число примерно такое же, как и в прошлом, на уровне десяти тысяч. Стало больше обращений по уголовным вопросам и меньше - по административным., обращения по которым по-прежнему составляют около 90 процентов. На федеральном уровне соотношение жалоб другое - примерно один к трем. Бизнес-климат в регионах, мы видим, улучшается. Это связано не только с работой уполномоченных, но и с практикой введения "единого окна", появлением МФЦ для бизнеса, введением KPI для руководства регионов по состоянию инвестиционного климата. Однако в некоторых сферах дела обстоят все равно тяжело.

Это размещение нестационарных торговых объектов, предоставление земельных участков, имущественная поддержка МСП, проверки (в том числе налоговые), доначисление налогов, задолженность по оплате государственных и муниципальных контрактов. Крайне сложная ситуация с блокировкой счетов по "антиотмывочному" закону - огромное количество обращений. Совместно с налоговыми органами мы решили вопросы адаптации к онлайн-кассам, доначисления страховых взносов. Вместе с прокуратурой улучшаем ситуацию с проверками и кардинально изменили ситуацию с оплатой по госзаказу. С прошлого года эффективно работает наш центр мониторинга тарифообразования.
 
10 декабря 2018
Люди без зарплаты, в крыше – дырки: профсоюзы посетили частный завод в Волковыске
Автор: s13.

С 1 декабря на предприятия страны, в том числе и в Гродненской области, пришли рейдовые группы из профсоюзов. Их цель — найти нарушения температурных условий на рабочих местах. А если на ваше предприятие такие рейды не добрались, но вы замерзаете, то можно позвонить на «горячую линию», сообщает пресс-служба ФПБ.

О соблюдении температурного режима на предприятии ООО «ФСМстил» в Волковыске говорить явно не приходится. Бывший завод КСОМ несколько лет назад был передан турецкому инвестору. Новый владелец обещал провести модернизацию и наладить современное производство, в итоге – предприятие работает с убытками. Производственные и административное здания не отапливаются, батареи срезаны, в одном из цехов протекает крыша. Относительный порядок только в одном цехе.

Рабочие, а это около 70 человек, вынуждены переодеваться при минусовой температуре и мыть руки в ледяной воде. Чтоб хоть как-то исправить ситуацию и немного согреться, в небольшой подсобке установили электрообогреватель.

Технические инспекторы труда профсоюзов неоднократно указывали на нарушение закона об охране труда на предприятии. Но на этот раз, снова придя с мониторингом, они даже представить не могли всего масштаба проблем: рабочим приходится трудиться на станках, на которые с крыши течет вода. Более того, само оборудование не прошло необходимую поверку и не имеет разрешения на эксплуатацию. Не проводилась на предприятии аттестация рабочих мест.

«К сожалению, кроме нарушения температурного режима, нами было установлено, что на предприятии используются станки, работы на которых запрещены. Они подключены к электроносителям, но на них капает вода, оборудование стоит в лужах. Соответственно это небезопасно для работников», – объясняет главный технический инспектор труда Гродненского областного объединения профсоюзов Дмитрий Горовенко.

Наряду с плохими условиями труда, работники предприятия уже два месяца не получают заработную плату, что закономерно вызывает негодование коллектива.

«Кроме заработной платы, которая не выплачивается вовремя, на рабочих местах в лучшем случае 7–8 градусов тепла, а работать приходится в эмульсии руками. Сейчас на пятнадцать минут раз в день можно сходить погреться, раньше и этого не было. В другом цехе вообще вода капает на голову», – рассказывает председатель профкома ООО «ФСМстил» Виталий Товстыга.

В дело вмешалась областная организация профсоюза «БЕЛПРОФМАШ». Как рассказал ее председатель Олег Микульчик, о сложной ситуации на предприятии были информированы органы власти, проводились переговоры с нанимателем. Руководство признает существующие проблемы, но сделать с этим ничего не может. Говорит, нет денег, а обещанное инвестором финансирование пока не поступает.

Инженер по охране труда ООО «ФСМстил» Вячеслав Ильюшин только разводит руками: «Мы понимаем, что есть документы, где сказано, какая конкретно температура должна быть в раздевалке, какой должна быть вода, освещение и микроклимат, но на это нужны деньги, а их у нас нет. Вот и всё».

Главный энергомеханик Иван Юрко считает, что без нормальных инвестиций предприятие не сможет работать.

«На устаревшем оборудовании, которое поставил инвестор, очень трудно держать качество», – вторят на заводе.

Люди работают исключительно на старых запасах, именно поэтому реализовать продукцию практически невозможно. Незавидные перспективы частного предприятия понятны, кажется, всем – от рабочих до управленцев. Складывается впечатление, что проблемы работников мало интересуют инвестора. Руководители же сетуют: «На дно компанию тянет дебиторская задолженность: этих денег вполне бы хватило, чтобы рассчитаться по заработной плате с людьми».

По всем выявленным нарушениям профсоюзные инспекторы составили соответствующие рекомендации. Люди надеются, что инвестор все-таки сдержит свои обещания и найдет средства, чтобы залатать крышу и выплатить коллективу заработную плату.
Изменено: Александр ГЕС - 11 Декабря 2018 17:43
 
«Я – инспектор». Обращайтесь, но не обольщайтесь!
https://getsiz.ru/ya-inspektor-testiruem-mobilnoe-prilozhenie-rostruda.html

В декабре 2016 года Федеральная служба по труду и занятости (Роструд) выпустила мобильное приложение «Я – инспектор» для фиксации нарушений требований трудового законодательства в сфере охраны труда. Приложение вошло в систему электронных сервисов для работников и работодателей «Онлайнинспекция.рф».

Любой гражданин с помощью приложения может сфотографировать нарушения требований охраны труда по одной из предложенных тематических категорий, дополнив фотоматериалы комментариями, а затем отправить обращение в государственную инспекцию труда.

Устанавливаем

Приложение размещено в популярных магазинах приложений для мобильных устройств Google Play и AppStore. Оно бесплатно.

Для загрузки программы на телефон необходимо от 34 до 91 Мб свободной памяти. Действующая на сегодня версия «Я – инспектор» 2.1.185 APK обновлена 13 февраля 2018 года (это говорит о том, что программа совершенствуется).

Авторизуемся

«Просто так» скачать и воспользоваться сервисом не получится. Потребуется авторизация пользователя через портал госуслуг (https://www.gosuslugi.ru/).

Сложностей это не вызывает, но для пользователя служит сигналом: к информации, которую он предоставляет впоследствии, следует относиться ответственно.

После регистрации обращаемся к простому меню.

Выбираем категорию


«Оплата труда» – нужный и важный раздел. За девять месяцев 2018 года в Роструд поступило почти 360 тыс. обращений, в том числе 125 тыс. связанных с задолженностями по заработной плате. Об этом сообщил начальник управления государственного надзора в сфере труда Роструда Егор Иванов на пресс-конференции, посвященной предстоящей в декабре выставке «Безопасность и охрана труда».

Но нас больше интересует категория «Охрана труда». Из предложенных сервисом выбираем категорию проблемы:

  • рабочие без касок на строительной площадке;
  • строительная площадка без ограждения;
  • работники на стройке без страховки;
  • работник нарушил порядок расследований несчастного случая;
  • работодатель скрывает несчастный случай.

Включаемся в работу «Я — инспектор»!

Есть ли в Москве нарушения?

К сожалению, нарушения не редки. Причины известны: общая атмосфера необязательности, низкая дисциплина на рабочей площадке, привлечение работников с недостаточным уровнем образования и низкой мотивацией, отсутствие контроля со стороны должностных лиц, ответственных за охрану труда, и многое другое. Мнение частное, каждый может сам подумать, почему это происходит.

Первая ситуация. 18 октября — Север Москвы. Стройка. Прецедент: на строительной площадке рабочий без каски и привязи на высоте. Оформляем, фотографируем то, что видно с улицы, не заходя на строительную площадку.




Для этого же и создан сервис? Боремся с нарушениями охраны труда.

Вторая ситуация. 18 октября — Север Москвы.

Ведутся высотные работы примерно на 15 этаже. Рабочие в привязях, но ими не пользуются. Статус-кво: положены привязи – мы их надеваем.

Но крепиться страховочным стропом никто не спешит, не до того. Очевидно, что нарушаются правила охраны труда при работе на высоте. Поможет нам в этом приложение «Я – инспектор»? Фотографируем.

Третья ситуация. 18 октября — Север Москвы.

Другой адрес, но все та же категория рабочие без каски на строительной площадке.




Подозрительно смотрят, смеются. Всех все устраивает. Повторюсь, съемка ведется просто с улицы, на строительную площадку попасть невозможно, но нарушений никто не скрывает.

Кто может исправить ситуацию? Причем здесь я? Я могу только сообщить о нарушении.

Оформляем обращение

Для того чтобы «сообщить о проблеме», нужно оформить ее по несложному алгоритму. Для этого следует сфотографировать информационный щит застройщика с паспортом объекта, указать адрес, приложить фото нарушения и кратко описать происходящее. Без заполнения соответствующих окон сервис не даст возможность осуществлять дальнейшие шаги.

После того как проблема зафиксирована, оформлена и отправлена, в папке «Мои проблемы» появляется индикатор с указанием количества заявленных ситуаций. Сразу после отправки активируется значок «В процессе решения».

На указанную при регистрации электронную почту приходит ответ:

«Ваше заявление пройдет модерацию, и при условии соответствия правилам портала и наличии всех необходимых данных, уже сегодня будет направлено в Государственную инспекцию труда в городе Москве. В течение 30 календарных дней инспекцией труда Вам будет предоставлен ответ, который будет опубликован в карточке данной проблемы на портале. На Вашу почту о факте публикации ответа придет соответствующее уведомление. В случае если Ваше заявление будет нуждаться в корректировке, администрация портала известит Вас по почте, указанной при оформлении заявления».

19 августа все «проблемы» прошли модерацию и были переданы в инспекцию, о чем пришли соответствующие сообщения. В 30 дней сервис уложился. 17 сентября 2018 г. из Государственной инспекции труда в городе Москве пришел ответ.

Ответ

На все три сообщения пришли стандартные ответы от территориального инспектора, написанные, как под копирку. И в подразделе «Ход решения» появились сообщения от соответствующего территориального отделения инспекции труда с прикрепленными файлами ответа в формате pdf.

Вот выдержка: «Из текста Вашего обращения и приложенных фотоматериалов получить какую-либо информацию и сведения о юридическом лице, производящем строительные работы по адресу такому-то, не представляется возможным».

И далее:

Формальный, нелогичный, обескураживающий. Об этом меня предупреждали модераторы: «Если Ваше заявление будет нуждаться в корректировке, администрация портала известит Вас». Известили. Поставили в тупик.

Мне предлагают самостоятельно собрать конфиденциальную информацию о предприятии. Я решил довести дело до конца, предпринял поиск этих данных в интернете. Не получилось.

Стоп! А в чем тогда заключается работа государственных инспекторов? Реагировать на сигналы или нет? В таком случае сервис сразу должен предупреждать, что без заполнения обязательного перечня официальной информации о предприятии-нарушителе «проблемы» не решаются.

Проблема закрыта, но… не решена

Алгоритм дальнейших действий в приложении: либо поставить статус «проблема закрыта», либо предоставить запрошенную информацию.

20 октября — «закрываю» проблемы, пишу свои комментарии: «проблема не решена». Система фиксирует статус бодреньким транспарантом «проблема закрыта за 34 дня».

Итог: проблема зафиксирована и представлена к рассмотрению, пришел ответ, по своей структуре очень похожий на какой-то логический сбой. Запросили большое количество информации, попросили мой личный договор с работодателем, хотя я выступал с собственной гражданской инициативой, помогая государственным надзорным органам. Но, возможно, произошла ошибка? Всякое бывает, любой может ее допустить.

Повторяем

Возвращаюсь на стройплощадку. Это еще и проверка себя самого, может, в мое первое посещение проблемы выявлены случайно.

Приезжаю. Вижу. Рабочие без каски — 2.10.18

Фиксирую.

Рабочие без высотной привязи на 14-м этаже — 2.10.18

В чем я вижу позитив? Второй раз обращаться с приложением было гораздо проще. Несколько дней ушло на модерацию. 4 октября 2018 г. пришел ответ, что «проблемы» переданы в Государственную инспекцию труда в городе Москве.

15 октября — получаю ответ! Такой же, как и прежде, вот выдержка:

О моей проблеме знают, но моей информации критически недостаточно! «Где фактически находится отдел кадров, бухгалтерия» – чего только это стоит! И опять же, формальное письмо предполагает, что, сообщающий о проблеме является жертвой отсутствия СИЗ. Увы.

В финале сервис предлагает сделать следующий шаг: оценить работу Государственной инспекции труда.

Я не удовлетворен! Проблемы есть, о них знают, но они не решаются.

Я сделал все, что мог.

Другие пользователи также отмечают эти проблемы:

Прошло два месяца

На стройплощадке демонтируют леса, стройка завершена. К чему это я? Идея не в том, чтобы «стучать» по каждому поводу. У меня, как у гражданина, есть ожидание того, что по указанной проблеме будет проведено служебное расследование, внесут коррективы в планы производства работ, регламенты, а рабочие будут проинструктированы, в опасных местах начнут ходить в касках и пристегивать страховочные стропы привязей. И жизнь изменится к лучшему.

Чего еще не хватает в приложении?

Предлагаемых приложением возможностей недостаточно. А как же другие проблемы?

Сварщик без костюма сварщика – с этим куда? Рабочие зимой без теплой одежды – вы никогда такого не встречали? Отсутствие туалета, раздевалки, помещения для сушки рабочей одежды и обуви Разведение костров на территории стройплощадки? Ямы и траншеи без ограждения? Резкий неприятный запах, дым со стороны предприятия? Открытые электрощиток или трансформаторная будка? Мусорные свалки рядом с пунктом принятия пищи? Что делать, если в торговой точке, на предприятии общепита меня обслуживает человек без санитарной одежды?

Считаю, что «Я – инспектор» может быть полезен и в таких случаях.

И все же

Хорошо уже то, что это приложение появилось.

After all, a good man came out of me. Bad stayed
 
Цитата
Сергей.мозпит написал:
Рабочие в привязях, но ими не пользуются
Видно же что привязан ...

Цитата
Сергей.мозпит написал:
Рабочие без высотной привязи на 14-м этаже — 2.10.18
ограждения есть на фото ...

Цитата
Сергей.мозпит написал:
Считаю, что «Я – инспектор» может быть полезен и в таких случаях.
Да, я за! Все плиз жалуйтесь.... а то клиентов что то мало стало! Я сам подумываю обращаться сюда!
 
декабрь 2018
Александр Федорец:«Результативность защитных мер уменьшает риски»

Директор автономной некоммерческой организа­ции «Институт безопасности труда» Александр Гри­горьевич Федорец четко разграничивает понятия «охрана труда» и «безопасность труда». Он поделился своим достаточно радикальным взглядом, который отличается от общепринятого, на эти категории трудового права.

— Александр Григорьевич, почему ваш институт называется «Институтом безопасности труда»? Почему не охраны труда? За этим понятием закреплено слишком много смыслов?
— Вообще никакого смысла. То определение «охрана труда», которое у нас в Трудовом кодексе, — ни о чем. То, что в мире существует как охрана труда с середины XIX века — действительно защита интересов наемных работников в трудовых отношениях с работодателями. На 80% это задача профсоюзов и на 20% — задача государства. Работодателю это не надо — лишняя обязанность, а выгоды никакой.
А вот в вопросах безопасности выгода работодателя есть: так он сохраняет трудовой ресурс, капитал, прибыль. Безопасность — часть системы сбережения активов. Это подход прагматичный, он так работает во всех цивилизованных странах. Поэтому даже на сайте Международной организации труда не увидите словосочетание «охрана труда». Раньше это слово было, но с 1970х годов его нет. В английском языке это labor protection, где labor — именно наемный труд, а сейчас social protection — социальная защита, что снимает все вопросы.
Есть люди, которые нуждаются в дополнительной социальной защите со стороны государства, различ-ных общественных институтов и организаций, в том числе профсоюзов. Но как только мы говорим «защита наемного труда», сразу возникает вопрос — от кого. Понятно, что от работодателя, то есть это источник социальных конфликтов.

— В самом понятии уже закладывается конфликт?
— Да, мы не продолжаем эту фразу. Охрана труда от капитала — трактовка была однозначной во вре-мена Маркса до 30х годов XX века. А у нас охрана труда — еще и система сохранения жизни и здоровья работников
Юридически она этому не соответствует: есть три статьи Трудового кодекса, которые четко говорят о том, что это не может быть системой. Во-первых, статья 210 ТК РФ —принцип государственного управления охраны труда, то есть охраной труда управляет государство. Например, все частные предприятия государству не подчиняются. Производственные процессы, здания, сооружения, безопасность, оборудование, государству не подчиняются —значит, государство этим не управляет. А чем оно управляет? Охраной труда.

Смотрим дальше — строго по определению, статья 210 ТК РФ: охрана труда — это система, совокупность мероприятий, больше ничего. То есть охрана труда — это мероприятия. В статье 212 они все перечислены: обучение, инструктажи, медосмотры, спецоценка, расследование несчастных случаев, мыло, молоко — все. В охрану труда входит только вот это. И самый первый абзац говорит о том, что работодатель еще должен обеспечить безопасность. В охрану труда входит в том числе, что работодатель должен обеспечить безопасные условия труда, но если попытаться закрепить это в законе — получится нелепость: «Вы там сами разберитесь, что такое безопасность…» Но законодатель принял решение, что работодатель должен «это» обеспечить. Конечно, предполагается, что работники не бараны и профсоюз свою роль выполняет. Люди должны быть компетентны, они понимают: в таких условиях мы работать не будем — надо договариваться. Дальше эта проблема решается институтами, а не нормативными правовыми актами.
Получается, что мероприятия, которые перечислены в статье 212, не имеют связи с безопасностью. Первый пункт этой статьи имеет смысл — нужно обеспечить безопасность, только государство этого не касается. А вот эти мероприятия — дополнительная, совершенно лишняя, бессмысленная нагрузка на экономику, которая не делает никакого положительного вклада в безопасность. Например, обучение «охране труда»: работников не учат, как безопасно выполнять работу, а руководителей не учат, как безопасно организовывать производство. А чему учат? Трудовой распорядок, рабочий день, выплаты, страхование — все это рассказано, раз в три года одно и то же. Инструктажи. Многие считают, что это обучение. Инструктаж — периодическое напоминание человеку, который хорошо знает, как выполнять работу, чтобы он не забывал, как это делать, — это не обучение. Есть обучение безопасным методам приема выполнения работы — оно в Трудовом кодексе обозначено, что за этим стоит — никто не знает. Вы бы полетели на самолете, если бы знали, что пилот прошел инструктаж по безопасному управлению самолетом, но никакой профессиональной подготовки у него не было?

— Нет, конечно: страшно.
— А у нас это обычное дело — гибнут электрики, высотники. Почему? Инструктаж прошли — корочки есть. Но работу свою не знают, поэтому в сложной ситуации не понимают, что делать, — действуют интуитивно. У нас нет обучения безопасным методам и приемам выполнения работ, потому что это сфера образования. Образование в охрану труда не входит. Должен ли за это платить работодатель, как написано в статье 225? В некоторых случаях — да. Если, например, замена технологий, работодатель за свой счет должен работников переучить.

— Это не обучение, а переобучение.
— Переобучение. То есть я нанимаю на работу электрика, который умеет выполнять свою работу. А безопасно — не умеет: говорит, что работодатель должен меня научить. Эта проблема у нас — белое пятно. Что такое безопасные методы выполнения работ, кто должен этому учиться, где учиться, за чей счет? Это не решается, закрывается охраной труда и инструктажами. Я как-то выступал на конференции по правовым вопросам, по противоречиям части 1 и части 3 в статье 137 Конституции. Часть 1 гарантирует каждому свободную реализацию способности к труду, а у нас везде вредные — запрещено. Человек должен сам выбирать.

— То есть он сам вправе выбрать вредное, если от­ дает себе отчет?
— Можно ли женщинам работать в шахте? Нельзя. Почему нельзя? Осталась женщина одна, у нее трое детей, муж погиб — надо работать и кормить семью. Нет, нельзя, пусть она живет на пособие 6 тыс. руб. в месяц. Если пойдет на шахту — заработает 50–60 тыс. Нельзя. Почему? Дети есть, репродуктивные способности сохранять не надо. Пусть она сама решает, сходит в профсоюз, посоветуется. Ограничения должны быть, но намного меньше, чем те, которые существуют сейчас. Или что такое вредные и опасные условия труда? Мы до сих пор не знаем, что это такое. Спецоценка охватывает чуть-чуть, в Трудовом кодексе вредные условия труда упоминаются раз 30 как гипотеза правовой нормы. И только в трех статьях речь идет о специальной оценке условий труда.

— Это не объективная, а субъективная оценка получается?
— Да. К сожалению, так и не удалось определить, что такое вредные условия труда. В законе ссылка на то, что вредные условия труда — когда нарушаются гигиенические нормативы условий труда. А что это такое — «гигиенические нормативы труда» — не определено. Более того, в законе сказано, что эти гигиенические нормативы условий труда должен установить федеральный орган, уполномоченный правительством. Правительство до сих пор этот орган не назначило. А мы работаем, проводим спецоценку.

— Тогда логично, что охраной труда занимаются исключительно профсоюзы?
— Да, надо четко понимать. Охрана труда от чего? От капитала. Из этого все пошло. Безопасность — это свойство производственного процесса. Вот работодатель должен обеспечить, чтобы соблюдались все требования, которые являются для производственного процесса обязательными или о которых мы договорились с профсоюзами и т. д. Если я это все соблюдаю, то условия труда называются безопасными.
Производственный процесс должен быть безопасным для всех — не только для работника, но и для посетителей, подрядчиков, случайных прохожих и т. д. И вот здесь особенность, связанная с наемным трудом, пропадает.
Охрана труда — это все таки работники против работодателей, государство часто к этому не готово, а оно у нас на 70% работодатель. В 2004 году доля государства в экономике была 30%, а в 2014м — уже 70%. Соответственно, частного сектора было 70%, стало 30%.
Тенденция очень убедительная.

— То есть нормы безопасности должны идти от производства, а не спускаться сверху?
— Значительная часть специалистов по охране труда считает, что требования безопасности появ-ляются из нормативных правовых актов. В Средние века люди полагали, что тараканы и крысы появляются из грязи —процесс их размножения людям казался вторичным. Вот специалисты по охране труда говорят: вот нужен новый нормативный правовой акт, который даст нам требования безопасности. Я говорю: вы сами не видите, какие вам надо на производстве требования установить, чтобы люди не пострадали? Нет, мы сами установим, а потом самим и отвечать? Профессиональная подготовка в области охраны труда на нуле.
Очень большой вред наносит обучение по охране труда, от которого у некоторых людей создается иллюзия, что они специалисты по безопасности. Если четко разделить, что охрана труда — это профсоюзная деятельность, а безопасностью занимайтесь сами, тогда люди поймут: у нас ничего не сделано, король-то — голый.

— То есть за 80% охраны труда отвечают профсоюзы?
— Должны. Если мы говорим о безопасности, то профсоюзы туда особо и не вмешиваются. Я в Анапе проводил семинар для технических инспекторов. У них какая роль? Они должны проверять соблюдение требований (мер) безопасности. Работники должны соблюдать те требования безопасности, которые установлены персонально для них, в их инструкции. Никакие государственные правила по охране труда работник знать не обязан. А вот уже технический инспектор профсоюза, с одной стороны, смотрит, соблюдает ли работник требования безопасности, с другой — учитывает ли работодатель правила охраны труда. Задача профсоюза — он помогает сохранить работнику жизнь и здоровье: если уж существуют разумные государственные требования, надо, чтобы работодатель их выполнял. Совершенно другая задача —поднять статус уполномоченных, замотивировать их. Но если вы переходите на систему менеджмента безопасности, то проблема решается: уполномоченными являются все. Все понимают, что это общее дело, не надо из трудового коллектива выделять какого-то человека — против него сразу ополчатся, психологически так коллектив устроен. В безопасности заинтересованы все: и работники, и их семьи. И работодателю это выгодно —только его надо убедить.

— Изменится ли ситуация в ближайшее время?
— В ближайшее время нет. Мы пытаемся что-то продвинуть — вот для РЖД написали стандарты по рискам. Поскольку этой сферой интересуюсь, точно знаю — это первый в мире стандарт в сфере безопасности, который реализует новую концепцию риска. Согласно ей, риск —это влияние неопределенности на цели деятельности. Для предприятия это получение прибыли — как принятие решения повлияет на прибыль на каждом рабочем месте. То есть получается, что безопасность — категория экономическая. А уже потом социальные вопросы подтягиваются.
Я теорией рисков как наукой занимаюсь вот уже 13 лет, приходится все четко выстраивать — основное отличие современного подхода в понимании риска заключается в том, что чем выше частота опасного события, тем меньше связанный с этим событием риск. Если событие происходит часто, нам о нем все известно. Нет неопределенности — нет риска, а раз оно происходит часто, значит, мы его не боимся. Опасные события должны происходить не больше одного раза.

— За какой период?
— Слово «период» устраняется. Как и понятие «частота». Частые события — те, которые происходят один раз в сто, тысячу лет. А редкое событие — один раз в сто тысяч лет. Ну сто тысяч лет — кто следить будет? Какая разница? Чернобыльская авария должна была произойти не чаще одного раза в миллион лет, но она же произошла. Поэтому мы отказались от периода вообще. Взяли за основу закон Мерфи: если что-то может произойти и оно не исключено, оно обязательно произойдет. Мы не исключили это событие — считаем, что оно произошло. И вот это риск. Чтобы оно не произошло, мы принимаем защитные меры. Чем больше защитных мер — тем меньше вероятность того, что оно произойдет, логично? Получается, результативность защитных мер снижает вероятность события. Если мы ничего не делаем, вероятность — единица. Через миллион лет. А может, завтра. Считаем, что завтра, а не через миллион. Вот такой подход мы заложили в этот стандарт. Для того чтобы уменьшить вероятность травм, аварий и т. д., надо что-то делать и соизмерять с тем, насколько это влияет на риск.
До сих пор такая методология нигде не внедрена. Считаем по статистике, задним числом. Предположение, что мы ничего не делаем, поэтому на очередной период ничего не поменяется — это разве риск? Это плановый убыток, его можно страховать.

— Единственный путь повлиять на ситуацию — изменить сознание?
— Конечно, структуру, цели государственной политики стоит менять — мы должны идти на экономическое развитие или стабильность. Вот профсоюзы бы в этом могли помочь. Людей надо за уши тащить в это светлое будущее, а то — на тебе за вредность стакан молока и сиди, молчи. Повышать квалификацию людей, повышать их уровень самосознания, повышать их уровень как личностей: они должны понимать, что они не бараны, что они тоже могут решать, что они грамотные люди, они должны устанавливать требования безопасности, а не Минтруд. Этому учиться надо, а не охране труда.

Беседовала Ирина Танина
Изменено: Александр ГЕС - 26 Декабря 2018 9:19
 
Щука, хороший годный текст!

даже на риски надо смотреть по новому...а не охранять труд
ДА ПРЕБУДЕТ С ВАМИ СИЛА!
 


 
:headwall:

21/12/2018
В Адыгее работникам предприятий расскажут о СПИде

«Руководство для инженеров по безопасности труда и лиц, отвечающих за безопасность и охрану труда на производстве» - так называется новый буклет, выпущенный в этом году по заказу Адыгейского республиканского центра профилактики СПИДа.

По словам главного врача Центра профилактики СПИДа Людмилы Мартьяновой, данное руководство медики организации планируют распространить в лечебных учреждениях всех муниципалитетов республики, а также среди специалистов-инженеров по технике безопасности на крупных, средних и малых предприятиях Адыгеи, чтобы проводя инструктаж на рабочем месте по безопасности труда, специалисты могли подробно и доступно рассказать о ещё одном немаловажном риске для здоровья - риске заражения ВИЧ.

В руководстве представлены основные данные о ВИЧ-СПИДе: как выглядит вирус иммунодефицита человека, где находится ВИЧ и от чего погибает, что считать опасным контактом, зачем и где проходить тест на ВИЧ, что делать, если тест показал положительный результат.

Первый тираж буклета составил более 120 экземпляров. На обратной стороне брошюры указан адрес Центра профилактики СПИДа, где можно анонимно и абсолютно бесплатно пройти тест на ВИЧ.

Ещё одно издание под названием «ВИЧ. Решитесь на разговор об этом» - путеводитель для родителей, чьим детям предстоит жить в мире, где есть эпидемия ВИЧ-инфекции. Листовка посвящена тому, что и как им рассказать о ВИЧ.
 
 
21.12.2018
В Санкт-Петербурге под председательством Никиты Загускина обсудили проблемы охраны труда в строительстве

19 декабря 2018 года в Санкт-Петербурге состоялся бесплатный семинар по применению отраслевого механизма, регулирующего вопросы соблюдения требований охраны труда в строительстве. В мероприятии приняли участие более 80 специалистов служб охраны труда крупных строительных компаний, представители профессионального сообщества предпринимателей, оказывающих услуги в сфере охраны труда, а также представители саморегулируемых организаций строительной отрасли.

Семинар прошел на площадке СРО А «Объединение строителей Санкт-Петербурга» при участии Первого заместителя Исполнительного директора НОСТРОЙ Валентина Власова, заместителя руководителя Государственной инспекции труда – заместителя главного государственного инспектора труда в городе Санкт-Петербурге Игоря Беляева и координатора НОСТРОЙ по Санкт-Петербургу Александра Вахмистрова. Модератором выступил координатор НОСТРОЙ по СЗФО, член Совета НОСТРОЙ, председатель Комитета НОСТРОЙ по страхованию, охране труда и финансовым инструментам строительного рынка Никита Загускин.

В своем приветственном слове Александр Вахмистров подчеркнул, что сегодня активные представители саморегулируемых организаций и государственных инспекций труда объединились для формирования устойчивой системы управления охраной труда (СУОТ) в строительной отрасли с учетом современных информационных технологий и передового опыта, что в ближайшем будущем должно дать положительные результаты.

Валентин Власов отметил актуальность работы в этом направлении и положительно оценил деятельность Комитета НОСТРОЙ по страхованию, охране труда и финансовым инструментам строительного рынка.

Об отраслевых особенностях организации и функционирования СУОТ в строительных компаниях и основных направлениях деятельности НОСТРОЙ в этой сфере сообщил Никита Загускин.

«Строительство является одной из ведущих отраслей экономики, в которой наиболее высока вероятность причинения вреда здоровью. Введение в Градкодекс нормы, устанавливающей финансовую ответственность строительных организаций и СРО за риски, связанные с причинением вреда здоровью физических лиц, позволяет повысить уровень заинтересованности руководителей строительных компаний в непрерывном контроле за соблюдением требований безопасности на стройплощадках. Статья 60 Градостроительного кодекса РФ содержит понятие «безопасность», которое косвенно включает в себя и охрану труда, в связи с чем интерес к вопросу надлежащей организации и функционирования процедур и мероприятий по охране труда имеют важнейшее значение», – подчеркнул он.

Игорь Беляев довел до сведения присутствующих информацию о статистике несчастных случаев в строительной отрасли за третий квартал 2018 года, произошедших на территории Санкт-Петербурга. По его словам, большинство несчастных случаев сопряжено с халатным отношением к порядку и соблюдению мер безопасности на стройплощадке со стороны руководителей строительных организаций.

«Основные проблемы связаны с тем, что гибель рабочих на строительных площадках происходит из-за отсутствия надлежащим образом оформленных трудовых отношений, неосведомленности работников и отсутствия своевременного обучения технике безопасного нахождения на строительном объекте», – подчеркнул Игорь Беляев.

Он также отметил, что есть серьезные вопросы по качеству дистанционного обучения по охране труда, которое проходят руководители организаций. Игорь Беляев заверил, что так называемая «дистанционная история» будет взята на контроль в связи с необходимостью усиления мер, направленных на снижение случаев, когда удостоверение о прохождении обучения фактически не подтверждает прохождение процедуры идентификации и аутентификации.

С докладами о реализации предложений по внедрению механизма, направленного на соблюдение требований по охране труда на строительных площадках, выступили директор Департамента нормативного и методического обеспечения НОСТРОЙ Александр Мешалов и ведущий специалист по Северо-Западному федеральному округу НОСТРОЙ, представитель Комитета по страхованию, охране труда и финансовым инструментам строительного рынка НОСТРОЙ Мария Наседкина.

Александр Мешалов сообщил о разработке второй редакции проекта Стандарта СТО НОСТРОЙ 8.1-2018 «Система управления охраной труда в строительных организациях. Порядок создания и внедрения», которая была подготовлена по итогам общественных обсуждений с учетом полученных замечаний и предложений профессионального сообщества.

Доклад Марии Наседкиной был посвящен основным функциональным возможностям и практическому применению строительными организациями web-сервиса «Электронный инспектор по охране труда». На сегодняшний день ряд саморегулируемых организаций Ленинградской области используют этот сервис при взаимодействии со своими членами. В частности, проводится мониторинг строительных объектов с целью индивидуального аудита по охране труда на конкретной стройплощадке, формирование отчета о нарушениях и подготовка рекомендаций по их устранению. За последнее время было осмотрено 86 объектов строительства и вынесены рекомендации об устранении типичных нарушений: требований при работе вблизи перепадов высот и при работе с пневматическими инструментами на приставных лестницах, а также отсутствия ограждений.

О психологических аспектах культуры собственной безопасности на строительном объекте и о проекте приграничного сотрудничества «SAFECON» рассказал заведующий кафедрой техносферной безопасности СПбГАСУ, доцент, к.в.н. Виталий Цаплин.

«Пути реализации новых подходов обеспечения безопасности труда включают в себя решение психологических проблем взаимоотношений руководителей строительных организаций, самих строителей и специалистов по охране труда», – подчеркнул Виталий Цаплин.

По мнению докладчика, необходимо формировать и развивать культуру понимания о безопасности трудового процесса. Кроме того, важно учитывать опыт европейских коллег, которые проводят обучение работников строительных организаций на специализированных обучающих площадках, так называемых Парках безопасности.

«По примеру финских коллег мы планируем строительство аналогичного Парка безопасности в Санкт-Петербурге, где будут созданы инсталляции, наглядно демонстрирующие результаты нарушения техники безопасности», – сообщил представитель СПбГАСУ.

В ходе семинара участники активно задавали вопросы спикерам, ряд тем вызвал оживленную дискуссию. По итогам мероприятия было предложено чаще проводить подобные семинары.


Презентации к семинару:

Загускин Никита Николаевич "Об отраслевых особенностях организации и функционирования СУОТ в строительных компаниях"

Беляев Игорь Владимирович "О порядке взаимодействия ГИТ, СРО и строительных организаций по вопросам, связанным с проведением проверок по соблюдению требований по охране труда"

Мешалов Александр Валентинович "О рассмотрении второй редакции проекта Стандарта СТО НОСТРОЙ 8.1-2018 «Системы управления охраной труда в строительных организациях. Порядок создания и внедрения»"

Цаплин Виталий Васильевич "Пути реализации новых подходов обеспечения безопасности труда для работников строительной отрасли России и Финляндии в проекте приграничного сотрудничества «SAFECON»"

Наседкина Мария Алексеевна "О практике применения строительными организациями Электронного инспектора по охране труда"
 

Я работник газового хозяйства в Челябинской области. Никаких страшных «инсайдов» я рассказать не смогу, их попросту нет. А то, что хотел бы Вам рассказать, страшно как раз своей примитивностью. Со времен возникновения газовых хозяйств, поставленных СССР на службу обществу, они до сих пор продолжают в основе своей бороться с двумя сопровождающими «голубое топливо» опасностями. Опасности эти должны знать все, поскольку первичный инструктаж обязаны проходить все, хотя бы один раз за свою жизнь. Проходят ли? И это риторический вопрос.

Эти две опасности — утечка самого «голубого топлива» CH4 – метана и его неполное сгорание с образованием угарного газа CO вместо довольно безопасного CO2. Оба газа CH4 и CO — без цвета и запаха, оба опасны при низких концентрациях.+

Первый, метан, убивает так, как это происходило в Магнитогорске, Мурманске, Перми, Москве, Петербурге, список можно продолжать — достигнув НКПВ (нижнего концентрационного предела воспламенения), взрывается от открытого огня, либо электрической дуги в контактах выключателя, например освещения. Чтобы его «узреть», в него добавляют этилмеркаптан, тогда утечки начинают отвратительно пахнуть.

Второй, угарный, убивает без шума и журналисткой «шумихи», но жертв его намного больше. Эти жертвы страшнее — угарный газ, нельзя «проявить» одорантом, начав распространяться он забирает первыми самых маленьких, самых беззащитных членов нашего общества, почти всегда забирает с семьями. На эти случаи не вылетает МЧС, выезжает только наряд милиции и скорая помощь. Роднит их, пожалуй, только то, что действовать оба начинают, по большей части, ночью.
С
о времен опять же становления газового хозяйства методы борьбы с ними не изменились и рассчитаны они в первую очередь на человека. Либо «унюхает» утечку метана, либо внезапно начнет болеть голова от отравления угаром. И тогда… Да и тогда мы с вами должны позвонить в службу газа, телефон которой 04 или 112, а для сотовых он не так очевиден (у разных операторов по-разному). Увидеть сейчас плакаты «при запахе газа звони по телефону», можно далеко не везде (раньше в союзе я их видел очень часто и практически на двери каждого подъезда). Звонок в аварийно-диспетчерскую службу реально спасает жизни, и я этому постоянный свидетель.

Но… диалектика учит нас тому, что работает в обе стороны: коль скоро мы опираемся в своей работе на обычных людей, то в такой же степени и зависим от них. Унюхал, проходя мимо, и не сообщил — забыл или «хата с краю». А ночью… ночью этот бесценный для нас прибор, наш естественный человеческий интеллект, как правило, отключен. Человек ночью спит и даже если унюхав проснется, то спросонья потянется рукой к зажигалке или выключателю… И тогда — взрыв, жертвы, надувание щек властями, последующие за этим бессмысленные, но многочисленные проверки, которые создадут видимость действия, поставят на дыбы отлаженный механизм горгазов, но не исправят ситуацию в корне. Возможно обнаружат нарушения в документации, коей сейчас многочисленное количество вариантов и ошибиться при ее заполнении дело времени.
И я бы не стал писать Вам, чтобы повторять такие заурядные, набившие всем оскомину истины, если бы решение проблемы не лежало бы на поверхности.

Как в песне советских времен «До чего дошёл прогресс — труд физический исчез, Да и умственный заменит механический процесс». Человеческий характер взаимодействия несовершенен, его должно заменить на что то более принципиальное и неподкупное, а именно на зануднейший датчик метана в подъезде и датчик CO в квартире. Которые оповестят аварийно диспетчерскую службу и самих жильцов и при возможности перекроют газ электромагнитным клапаном. Последнее (перекрытие газа), конечно, не совершенно и вызывает у нас, работников газовых хозяйств, множество нареканий, но хотя бы оповестить диспетчера и жильцов! Да, многие скажут, что это дорого и действует не в ста процентах случаев, нужно обслуживание и нужны проверки срабатываний и регламент. Но, товарищи, стоит ли это дороже жизни даже одного человека?! А обслуживание оборудования газового хозяйства — ведь именно этим занимаются работники ГРО! А что бы вы сказали, если бы узнали, что на многих объектах газораспределения такие датчики стоят, и довольно давно, чем же подъезд дома сильно отличается от такого объекта газораспределения?

Завершить хотелось бы тем, что убивает не газ, а в конечном счете «капитализм». Убивает система хозяйствования, в которой научно технический прогресс стоит на службе владельцев «яхт». Для такой системы расточительно думать о тех, чей труд предоставил средства для покупки этих самых «яхт»! Датчики метана и модули телесигнализации производятся у нас в России, и стоят они дорого только потому что объемы их закупок чрезвычайно малы. Их производство в масштабах каждого подъезда страны способно решить множество проблем — поднять стагнирующее приборостроение, дать обещанные рабочие места, а людям, проживающим в многоквартирных домах и в частном секторе, неиллюзорную безопасность. Однако, в ответ от государственных чиновников слышим лишь пожелания своим гражданам стать наконец ответственными собственниками. Гражданином можешь и не быть, но собственником быть обязан!
 
Цитата
Veles написал:
неполное сгорание с образованием угарного газа CO
теоретически возможно, но на практике не встречал отравлений СО при использовании бытового газа, а вот при твердотопливном отоплении такое случается, причем из-за неправильного пользования вытяжной заслонкой... При пользовании бытовым газом происходит обеднение воздушной среды в помещении при недостатке вентиляции, от этого к утру сухость и головные боли, обычно...
в целом согласен, что работа с населением практически не ведется никакая, у меня профилактическая книжка уже года 2 не заполняется, просто не приходят, а за вызов начисляют,... Насчет датчиков и задвижек - это дорого будет, да и датчики будут ложно срабатывать, а бегать слесарям, поэтому одорирование, профилактика газового оборудования, пропаганда с инструктажами и бдительность жильцов были в разы эффективнее средств автоматики.
 
13.12.2018
Охрана труда на убыточных предприятиях. Ситуация в стране.
Автор: Сергей Валентинович Уланович

Состояние в системе охраны труда Беларуси – тяжёлое. Как правило, оно прямо пропорционально степени финансового благополучия предприятия. Наиболее тяжёлая ситуация в сельском хозяйстве.
Вот основные проблемы, которые там встречаются, особенно на убыточных предприятиях:

Алкоголизм — работники, даже среди водителей, могут пить на глазах у начальства и никто ничего им не может сделать, если больше некому работать.
Многие увольняют за пьянство и прогулы, но на следующий день берут на работу обратно. Зачем заниматься подобным формальным увольнением? Чтобы испортить трудовую. Тогда работник будет более устойчивым образом закреплён за организацией, понимая, что точно его никуда не возьмут на работу. Когда встаёт выбор между тем, чтобы прекратить работу или продолжать её хотя бы благодаря пьяному, но работающему работнику, руководители предпочитают второе, идя на риск, чтобы спасти и без того бездыханное предприятие.

Невыдача СИЗ — у многих предприятий элементарно заблокированы счета, поэтому даже при желании обеспечить своих работников очень трудно даже в частичном объёме. Ни перчатки, ни комбинезоны не выдаются годами.

Насмерть изношенное оборудование — добивают остатки того, что осталось после СССР, бесконечно ремонтируя пока совсем не развалится. Эксплуатация неисправного оборудования это не новость на селе. Нужно выжимать последние капли сока из того, что есть, ведь помощи ждать неоткуда.

Низкие зарплаты — соответственно и мотивация к труду. Немотивированный работник не внимательно относится к работе, соответственно и риск получения травмы с его стороны вырастает.

Низкоквалифицированные работники — в колхоз едут или по распределению или от безысходности, не найдя работы в городе. В колхозе работы много, но она низкооплачиваемая, да и условия порой удручающие. На такие условия нередко соглашаются те, кто не выдержал конкуренции в условиях жёсткой борьбы за рабочие места на рынке труда. Низкоквалифицированные работники имеют большой риск нарушения правил охраны труда и получения травм.

Дефицит специалистов по охране труда. Немного желающих занять вакансию инженера по охране труда в сельском хозяйстве, так как многие понимают, что порядок навести не дадут, а отвечать придётся за те косяки, которые там уже накопились за многие годы. Поэтому «мудрые» руководители вешают это бремя на какого-нибудь работника с конторы, зачастую и не доплачивая за это. Пусть гордятся, что доверили шанс проявить себя!

Неоплачиваемые переработки. Животноводство это непрерывный процесс, поэтому нужно работать каждый день. Продолжительность еженедельного непрерывного отдыха должна быть не менее 42 часов? Не, не слышали. Работают по 11 часов в день без выходных, словно рабы, ведь подменить некому. Переутомлённый работник имеет более высокий риск получения травмы.

Что делать? А куда денешься с подводной лодки, когда здесь свой дом, а самому уже за 40 и без образования? К сожалению, работники соглашаются на подобное рабство и продолжают исполнять свою повинность. Да и как же сказать директору, если он вместе с конторой и сам часто выезжает на место заниматься физическим трудом? Может быть надо просто пожаловаться и жизнь наладится? К сожалению, нет. Что можно сказать директору, если он сам вместе с конторой часто сами занимается физическим трудом, а нередко на помощь приезжает и райисполком. Например, я знаю, что начальники отделов и управлений занимались физическим трудом, строя кошары для скота.

Все и всё прекрасно знают, но молчат от безысходности. Ситуация хорошо известна власти. К сожалению, качество охраны труда зависит не только от желания руководителя развивать её, но и от материального благополучия предприятия. Охрана труда у директора нищего колхоза может вызывать только ненависть, ведь средств для закупки СИЗ и прочих материальных ценностей нет, как и для найма ответственных работников, однако, за каждый чих он будет отвечать из своего кармана, порой выплачивая половину заработка, доставшегося высокой ценой.

Что делать в такой ситуации работнику? Подавать жалобы в прокуратуру и другие структуры? К сожалению, они будут малоэффективны и приведут лишь к штрафу для руководителя, вынуждая его быстрее покинуть своё рабочее место, либо расправиться с жалобщиком.

Уволить работника на селе не проблема – причину всегда можно придумать, а запуганные работники всегда подтвердят мнение директора, ведь мало кто хочет рисковать своим рабочим местом, понимая, что он не найдёт работу. Но даже, если обиженные работники и одолеют своего директора, то новый, не имея средств для решения проблем, оставит ситуацию на прежнем уровне, если не сделает хуже.

Лично для себя, работая в подобном предприятии на должности инженера по охране труда, я сделал вывод – бежать без оглядки. Это наиболее разумный способ в данной ситуации. Какой смысл помогать организму, находящемуся в состоянии биологической смерти, если можно помочь тем, кого реально спасти?
 
16.12.2018
Как защитить специалиста по охране труда от недобросовестного нанимателя.
Автор: Сергей Валентинович Уланович

Основная проблема охраны труда.
Может ли проверяющий быть объективным, если он зависит от того, кого проверяет? Нет, но ведь нынешняя ситуация в охране труда именно такая. Пойдёт ли инженер по охране труда на конфликт с недобросовестным нанимателем, чтобы защитить трудовые права работников, или промолчит, желая не рисковать своим рабочим местом?

Наниматель - основной виновник нарушения правил по охране труда. Беларуси в результате несчастных случаев на производстве в 2017 году травмировано 1 760 работающих, погибло 115. Какие проблемы в охране труда нужно решить для того, чтобы снизить количество подобных происшествий?

На мой взгляд, одна из главных проблем это зависимость проверяющего лица (инженера по охране труда) от ответственного лица (нанимателя). Ведь глупо, когда человек проверяет того, кто его кормит. Кто будет плевать на кормящую руку? Странно в таком случае рассчитывать на объективность. Особенно тогда, когда наниматель не хочет оказывать содействие специалисту по охране труда в решении возникающих проблем.

Что мы видим в нынешней ситуации в системе охраны труда:

Инженер по охране труда полностью зависим от нанимателя, поэтому не может эффективно бороться за соблюдение трудового законодательства на предприятии, если наниматель не желает его соблюдать. Ниже я представляю вам основные проблемы и предлагаемые мною решения.

Наниматель, желающий скрыть нарушения правил охраны труда может помешать деятельности инженера по охране труда, с которым он имеет конфликт.
Для этого он может предпринять следующие методы борьбы:
1. Поставить трудновыполнимые задачи. И потребует их выполнить в короткий срок, при этом оказывая давление на тех своих сотрудников, от которых зависит выполнение поручения. Например, составить список работников, которые должны были бы быть обеспечены средствами защиты, либо составить список лиц, для направления на медкомиссию. При этом будет осуществляться взаимодействие с отделом кадров, главным бухгалтером. Благодаря тому, что они не будут предоставлять ему данные, ссылаясь на занятость, поручение не будет выполнено, а значит, появится основание для объявления дисциплинарного взыскания. Доказать свою невиновность специалисту по ОТ не удастся, обращаться в госорганы будет бессмысленно, так как без правдивых свидетельских показаний он не докажет свою невиновность.

Как можно предотвратить: необходимо, чтобы инженеры по охране труда предприятий любых форм собственности имели двойное подчинение: нанимателю и органам исполнительной власти (департаменту по труду, органам местных исполнительных комитетов). Когда найм, увольнение и наложение взысканий на специалиста по охране труда будут происходить только по письменному согласованию с данными органами, а сама работа специалиста будет регулярно ими контролироваться, тогда произойдёт уменьшение влияния на его со стороны нанимателя. Это скажется благоприятным образом на работе службы охраны труда, делая её работу более независимой и объективной.

2. Объявлять взыскания под надуманным предлогом. Можно наказать специалиста за реальные нарушения, за выдуманные, либо же наказать, подставив его. К примеру, выкрасть документы, чтобы обвинить в их утрате, повредить документы, чтобы обвинить в небрежном отношении к ним. Защититься от таких нападок в настоящем положении – нереально. Именно поэтому специалисты по ОТ молчат, видя, насколько всесильным является наниматель.

Как предотвратить: затруднить расправу над неугодным инженером по ОТ. Встаёт другой вопрос: а что, если наниматель начнёт придираться к работе инженера и начнёт объявлять дисциплинарные взыскания по надуманным предлогам, лишь бы вытеснить неугодного работника?

Я продумал и это и предлагаю следующее: любые взыскания должны производиться только с письменного согласования исполкома и вышестоящего профсоюза, если таковой есть в организации. Что это даст: существенно затруднит возможность лёгкой и безнаказанной расправы над инженером по охране труда, с которым руководитель имеет конфликт.

3. Уменьшить заработную плату. Непослушный инженер не будет получать премию, так как она уплачивается на усмотрение нанимателя, а тот всегда придумает, к чему придраться, либо откажется обосновывать невыплату премии – имеет право.

Как предотвратить: у нанимателя даже в случае выполнения вышеперечисленных мер останется ещё один рычаг давления: уменьшить зарплату инженера по охране труда на предприятии до минимальной, просто не выплачивая премию, если он не будет послушным. Я предлагаю решение и этой проблемы: установить минимальную заработную плату для специалистов по ОТ на предприятиях любых форм собственности не ниже, средней заработной платы главных специалистов, (если таких нет, то не ниже, чем в среднем по предприятию). Это позволит затруднить давление через снижение зарплаты.

4. Занять специалиста по охране труда другой работой. К счастью, п.5, ст. 20 Закона об охране труда запрещает специалисту по охране труда исполнять иные функции, кроме как по охране труда за исключением ликвидации аварий. Однако, на практике наниматель заставляет выполнять и иные функции, невыполнение которых приводит к конфликту, а исходя из вышеописанного у нанимателя достаточно способов расправиться с неугодным инженером.

Как предотвратить: если будут вышеперечисленные меры, то их хватит, чтобы решить эту проблему.

Какой эффект принесут эти меры: они способны оказать большой эффект в случаях, если на должности инженеров по охране труда придут специалисты, которые не будут молча смотреть на происходящее, а станут бороться и не опасаться гнева нанимателя. Ведь благодаря таким реформам, нанимателям, нарушающим трудовое законодательство, будет гораздо труднее расправиться с неугодным специалистом по охране труда. Уверен, что тем самым мы сможем существенно сократить гибель и травмирование людей, поэтому ради сохранения их жизни и здоровья людей необходимо срочно предпринять меры специалистов по ОТ, защищающих наше право на безопасный труд.

Итог: без этих вышеперечисленных реформ охрана труда будет и дальше представлять собой формальность, когда руководители будут командовать своими полностью зависимыми специалистами по ОТ, вынуждая их скрывать нарушения.

Для понимания ситуации на примере представляю типичный диалог между инженером по охране труда Антоном (ОТ) и нанимателем Валерием Владимировичем (Н):
- ОТ: Валерий Владимирович, необходимо закрыть склад в связи с тем, что он находится в аварийном состоянии и угрожает жизни и здоровью людей.
- Наниматель (Н): не буду я ничего закрывать, так как он ещё лет 5 прослужит, а дальше я что-нибудь придумаю.
- ОТ: тогда я буду писать докладную записку, где напишу, что вы препятствуете закрытию склада.
- Н: не занимайся ерундой, лучше сходи проведи инструктажи по охране труда или другой работой займись, а то такое чувство, буд-то бы ты хочешь парализовать работу моего предприятия. У меня другого склада нет, я тебе его не закрою. Без его наша работа станет и мы останемся без денег.
- ОТ: но я не буду молча смотреть на то, как наши работники подвергаются смертельной опасности!
- Н: слушай ты, щенок, ты думаешь зачем я тебя нанял? Для того, чтобы ты скрывал нарушения, а не парализовывал работу предприятия! Ходишь только деньги клянчишь, а их и так не хватает! Сидишь тут в тёплом кабинете и плюёшь на кормящую руку. Совсем охренел, надо тебя в рабочие перевести, чтобы ума набрался и посмотрел, как люди работают!
- ОТ: (молчит и идёт к секретарю отдавать докладную). Секретарь, прочитав, звонит директору и спрашивает, что за докладная и что с ней делать. Получает указание порвать и выбросить.
- Секретарь: не занимайся ты ерундой, что хочешь директора подставить? Может сам директором пойдёшь, раз такой умный? Только ищешь, как навредить предприятию! (рвёт докладную), Ничего я регистрировать не буду, не позволю тебе подставлять директора. И попробуй у меня только что-нибудь сделать, пожаловаться куда-нибудь. Мало не покажется!

P.S. Я лишь 3 месяца работаю инженером по охране труда, поэтому чего-то могу не знать, однако с подобной проблемой сталкивались специалисты по охране труда, работающие на других предприятиях.

Считаю, что если власть примет эти несложные меры, то спасёт не одну жизнь и здоровье наших сограждан. Ни в коем случае не является методичкой для недобросовестных нанимателей.
Изменено: Александр ГЕС - 8 Января 2019 9:12
 
Цитата
Veles написал:
Состояние в системе охраны труда Беларуси – тяжёлое. Как правило, оно прямо пропорционально степени финансового благополучия предприятия.
вот тут я с вами поспорю... я с удовольствием использую в своих ЛНА белорусские разработки, ибо у нас в тырнете по этим темам полный фаршмак, а белорусские тугоменты очень легко адаптируются в наши и оучень даже красиво, о чем хочу сказать большое спасибо нашим белорусским товарищам!
Изменено: Николаевич - 9 Января 2019 16:40
 
Иллюзии и реалии реформы технического регулирования.
Почему его предметом оказались виртуальные объекты?

Е. В. Кловач и др.
Е. В. Кловач и В. К. Шалаев, доктора технических наук,
Н. С. Сидорова, М. В. Старцев, кандидат технических наук

Необходимость реформы технического регулирования ее идеологи обосновывали рядом причин. Оказывается, государство почти 10 лет нарушало Конституцию Российской Федерации, допуская, чтобы обязательные требования устанавливались в государственных стандартах. По мнению идеологов реформы, стандарты ограничивали права и свободы, что не соответствовало статье 55 Конституции, где сказано, что права и свободы человека и гражданина могут быть ограничены только федеральным законом. Это несоответствие предлагалось устранить, перенеся такие ограничения в технические регламенты, которые должны были стать законодательными актами.

Полагали также, что реформа приведет отечественное техническое регулирование в соответствие с принципами ВТО, а это является одним из условий вступления в нее России. В частности, Соглашение по техническим барьерам в торговле ВТО признает регламенты обязательными документами, а национальные стандарты - добровольными. Международные стандарты должны использоваться полностью или частично как основа для регламентов, что и предполагалось делать при разработке отечественных регламентов.

Еще одной причиной для реформирования называлась отсталость, громоздкость и несогласованность существующей нормативно-технической базы. Предлагалось не совершенствовать эту базу, а создать на ее основе ограниченное число регламентов, содержащих только минимальные требования, в результате чего удастся избежать дублирования и противоречий.

Наконец, самой важной причиной реформирования было, по мнению его идеологов, наличие в нормативно-технических документах требований, которые создавали необоснованные препятствия для предпринимательской деятельности, предоставляя избыточные полномочия федеральным органам исполнительной власти. Органы власти сами принимали документы, хотя нормотворчество и было ограничено административной реформой, и сами же контролировали их исполнение.

Этот «недостаток» хотели устранить, исключив саму возможность принятия органами власти обязательных документов, а также вовлекая заинтересованных лиц, в том числе предпринимателей, в публичное обсуждение проектов регламентов и в работу экспертных комиссий по техническому регулированию.
После принятия Закона прошло более 3 лет, было время осмыслить его. Попытаемся оце-нить, в какой степени реализация норм Закона позволит достичь целей, заявленных идеологами реформы.

Для начала заметим, замена обязательных требований стандартов обязательными требованиями регламентов никак не скажется на «соответствии» технического регулирования Конституции, поскольку сама эта проблема надумана. В статье 55 Конституции говорится о конституционных правах и свободах, перечисленных в ее главе 2, таких, как, например, равенство граждан перед законом и судом, право на жизнь, неприкосновенность жилища, но требования к продукции или процессам, а это технические требования, никак не регулируют указанные права и свободы.

В России акты технического характера, не содержавшие правовых законодательных норм, никогда не относились к категории нормативных правовых актов и не подлежали государственной регистрации в Минюсте России, но авторы Закона посчитали необходимым «привести в соответствие» с Конституцией именно техническое регулирование.

В настоящее время требования к объектам технического регулирования, обеспечивающие безопасность, устанавливаются актами, относящимися к различным отраслям законодательства, регулирующими вопросы охраны труда, охраны окружающей среды, защиты населения и территорий от чрезвычайных ситуаций природного и техногенного характера, промышленной, пожарной безопасности и т.д.

Как правило, такие акты носят межотраслевой характер и определяют требования к субъектам правоотношений (организационные механизмы), направленные на предотвращение негативного техногенного воздействия объектов регулирования, независимо от их отраслевой специфики, на людей и окружающую среду. Например, процедуры регулирования промышленной безопасности, установленные Федеральным законом "О промышленной безопасности опасных производственных объектов", едины для опасных производственных объектов самых разных отраслей промышленности - химической, нефтегазодобывающей, металлургической, горнорудной и др.

Высказываемое некоторыми идеологами реформы мнение, что законодательные акты в сфере безопасности будут отменены после переноса организационных требований (правовых норм) в регламенты, не выдерживает критики. Ведь описание одних и тех же организационных механизмов регулирования в различных регламентах приведет, в лучшем случае, к дублированию правовых норм, а в худшем - к возникновению противоречий в результате редактирования текстов регламентов разными специалистами.

Гармонизация отечественного технического регулирования с международным при реализации Закона может быть достигнута лишь частично и с учетом так называемых национальных особенностей. Регламенты в Законе - это совсем не те регламенты, о которых говорится в Соглашении по техническим барьерам в торговле.

По Соглашению регламенты принимаются центральными и местными правительственными органами (органами исполнительной власти) или неправительственными органами (обществами, ассоциациями), по Закону - федеральными законами, принятыми органом законодательной власти. В этом отношении техническое регулирование до реформы больше соответствовало Соглашению, чем после нее. Как отмечал президент Российского союза промышленников и пред-принимателей (работодателей) А. Н. Шохин, в государствах - членах ВТО техническое регулирование затрагивает вопросы безопасности продукции и лишь в исключительных случаях – это безопасность процессов изготовления продукции.

Отечественное техническое регулирование идет дальше, распространяясь и на другие процессы, оно более централизованное, неповоротливое и всеобъемлющее, чем за рубежом. При этом требования к процессам производства, эксплуатации, хранения и перевозки продукции вторгаются в сферу законодательства об охране труда, требования к реализации - в сферу гражданского законодательства, а требования к утилизации - в сферу законодательства об охране окружающей среды и о санитарно-эпидемиологическом благополучии населения. В мировой практике вопросы профессиональной безопасности и здравоохранения не входят в сферу технического регулирования.

В отличие от Соглашения по техническим барьерам в торговле, Закон не предусмотрел уведомление других стран и учет их замечаний. Может оказаться, что требования к про-дукции, а также объекты и схемы подтверждения соответствия в регламентах будут отличаться от аналогичных в международных стандартах, создавая для России проблемы с ВТО.

Регламенты разрабатываются в соответствии с Программой разработки технических рег-ламентов (далее - Программа), сформированной по предложениям органов власти. Из 84 регламентов, как можно судить по их названиям, 42 будут посвящены продукции, 25 - продукции и процессам, 12 - процессам. По названиям пяти оставшихся регламентов трудно судить об их объектах. Регламенты разрабатываются в меру понимания Закона разработчиками и органами власти, участвующими в организации их разработки. А. Шо-хин отмечал отсутствие единства в понимании Закона даже в Минпромэнерго и Ростехрегулировании.

Программой предусмотрена одновременная разработка как общих регламентов, требования которых обязательны для любых объектов технического регулирования, так и специальных, устанавливающих требования только к тем объектам, степень риска причинения вреда которыми выше степени риска, учтенной общим регламентом.

Однако в отсутствие пока общих регламентов неясно, что должно быть в специальных регламентах, а что - нет. Ведь в специальных регламентах приходится ссылаться на общие регламенты, существующие пока только в виде промежуточных редакций их проектов. Такой порядок противоречит юридической практике и может привести к отказу от принятия ряда специальных регламентов после принятия общих или их пересмотру.

Программа, вместе с тем, иллюстрирует непонимание или сознательное игнорирование Закона органами власти. К примеру, в ней присутствуют регламенты с названиями "О безопасности информационных технологий" и "О требованиях к безопасности объектов технического регулирования, необходимых для обеспечения санитарно-эпидемиологического благополучия на территории Российской Федерации".

Судя по названиям, в первом из этих регламентов будут устанавливаться требования к информационным технологиям, которые могут быть товаром, но не являются ни продукцией (они не имеют материально-вещественной формы), ни процессами, а во втором - требования, обеспечивающие не безопасность, а благополучие, что не предусмотрено Законом.

В последнем регламенте намечается привести перечень предельно допустимых концентраций (ПДК) вредных веществ в воздухе, хотя ПДК, очевидно, являются требованиями не к вредным веществам (продукции), а к воздуху, такими же, как требования к его влажности или температуре. Сам же воздух вряд ли можно рассматривать в качестве продукции или процесса, то есть, объекта технического регулирования.

Об этом свидетельствует тот факт, что главный санитарный врач страны продолжает вводить в действие гигиенические нормативы, устанавливающие ПДК вредных веществ в воздухе, которые Минюст России исправно регистрирует. Если бы ПДК были требованиями к продукции, тогда Минюст России должен был бы отказать в регистрации подобных документов, поскольку, согласно Закону, требования к продукции, не включенные в регламенты, не могут носить обязательный характер.

В Программе также есть регламенты, объекты регулирования которых не совсем ясны или отчасти совпадают, что создает опасность дублирования требований или их противоречивости. К ним относятся, например, регламенты "О безопасности химической продукции, процессов ее хранения, перевозки, реализации, применения и утилизации", "О безопасности химических производств", "О безопасности процессов производства, применения, хранения, перевозки, реализации и утилизации токсичных и высокотоксичных веществ", "О безопасности горючих, окисляющих и воспламеняющихся веществ, процессов их производства, эксплуатации, хранения, перевозки, реализации и утилизации" и "О безопасности производственных процессов нефтехимической промышленности".

В этх названиях присутствуют неясные словосочетания, такие как "химические производства" (неясно, является производство продукцией или процессом), "нефтехимическая промышленность" (неясно, где проходит граница между нефтехимической промышленностью и химической или нефтеперерабатывающей промышленностью) и неверное словосочетание "эксплуатация веществ".

Для отдельных регламентов оказывается невозможным использовать единые подходы к классификации химических веществ (продукции). Примером может служить регламент "О безопасности процессов производства, применения, хранения, перевозки, реализации и утилизации токсичных и высокотоксичных веществ".

Термины "токсичные вещества" и "высокотоксичные вещества" употребляются в Конвенции ООН «О трансграничном воздействии промышленных аварий» и в Федеральном законе "О промышленной безопасности опасных производственных объектов". Классификация в них таких веществ не совпадает с классификацией, используемой в действующих отечественных стандартах, отчего в упомянутом регламенте невозможно установить требования по соблюдению гигиенических нормативов, привязанных к действующей классификации.

Она не совпадает и с классификацией, используемой в разрабатываемом регламенте на химическую продукцию и основанной на согласованной международной системе маркировки и классификации химических веществ, которую Россия обязалась ввести до 2008 г. и которая также не совпадает с классификацией, принятой в стандартах. В силу этого становятся невозможными указания на маркировку химической продукции, используемой или получаемой в процессах с токсичными или высокотоксичными веществами.

Органы власти, давая предложения в Программу, похоже, были введены в заблуждение рассуждениями идеологов реформы о роли регламентов в законодательстве и их характере и совершенно не представляли, чем и о чем должны быть эти документы в соответствии с Законом. В результате, справедливо опасаясь утратить существующую нормативно-техническую базу, требования которой и без реформы неплохо обеспечивали безопасность, а также свои полномочия по контролю исполнения этих требований, идеологи реформы вместе с органами власти сформировали противоречивую и выходящую за рамки Закона Программу.

Участие органов власти в разработке регламентов подготовкой их Программы не ограни-чилось. Можно заменить стандарты регламентами, но неизменным остается порядок, по которому проекты регламентов перед их внесением в Правительство Российской Федера-ции должны быть согласованы с заинтересованными органами власти.

Наивно думать, что в проектах регламентов, согласованных органами власти, будут ограничены полномочия этих органов. Такое, конечно, возможно в документах, которые лоббируются заинтересованными компаниями, обладающими достаточными финансовыми ресурсами. Для других есть обоснованные опасения, что в результате реформы будут созданы еще более жесткие ограничения для предпринимательской деятельности, чем раньше. Это особенно касается регламентов для процессов, основной формой оценки соответствия которых, как правило, является государственный контроль (надзор).

Вряд ли принятие регламентов как-то повлияет на повышение безопасности продукции и процессов, ведь их требования будут взяты из уже действующих документов. Данные Ростехнадзора (а ранее - Госгортехнадзора) о причинах аварий и несчастных случаев на производстве в основных отраслях экономики из года в год свидетельствуют, что большая их часть, несмотря на изношенность и медленное обновление основных фондов, связана не с недостатками техники, а с неправильной организацией работ, нарушениями технологии и производственной дисциплины, неосторожными действиями работников.

Это значит, что люди знали или могли знать, как действовать правильно при исполнении трудовых обязанностей, но действовали неправильно. В таких ситуациях обязательные требования к продукции или процессам в регламентах нисколько не действеннее таких же обязательных требований в стандартах или других документах органов власти.

О возможном качестве будущих регламентов можно судить по первому и пока единствен-ному из них - "О требованиях к выбросам автомобильной техникой, выпускаемой в обра-щение на территории Российской Федерации, вредных (загрязняющих) веществ", приня-тый постановлением Правительства Российской Федерации. В его названии явно слегка перепутан порядок слов.

Мало того, оно не соответствует Закону, поскольку выбросы веществ не являются продукцией или процессами, требования к которым должны быть в регламентах. Причем название не соответствует и самому содержанию регламента, в котором устанавливаются, на самом деле, требования не к выбросам, а к автомобильной технике, установленным на ней двигателям внутреннего сгорания и топливу для таких двигателей.

Закон и практика его реализации явно не оправдали ожидания идеологов реформы, поскольку в отношении достижения заявленных ими целей вырисовывается следующая картина:
- «несоответствие» Конституции обязательных технических требований в документах (стандартах), не являющихся законодательными актами, не устраняется Законом;
- установленная Законом система технического регулирования не полностью соответствует международной практике в части продукции и никак не соотносится с ней для процессов;
- недостатки Закона, вытекающие из этого непонимание и неисполнение его, а также недостатки Программы разработки технических регламентов не позволяют надеяться на создание достаточно полной и непротиворечивой системы регламентов;
- устранение неоправданных административных барьеров для предпринимательской дея-тельности в результате реформы проблематично. и реформа может привести к обратному результату;
- реформа вряд ли приведет к повышению безопасности продукции и процессов для жизни и здоровья людей, к улучшению окружающей среды.

Значительная часть проблем при реализации Закона связана с искажением используемых в нем понятий и терминов. Так, понятие "продукция" - результат деятельности, представленный в материально-вещественной форме и предназначенный для дальнейшего использования - в Законе трактуется довольно широко, включая в себя здания, строения и сооружения. Продукцией, в Законе, к примеру, могут считаться, гайка, телевизор, Транссибирская магистраль, магистральный нефтепровод или газопровод.

Но если для телевизора в регламенте имеет смысл и можно установить процедуры обязательного подтверждения соответствия, гармонизированные с международными, то для магистрального нефтепровода такие процедуры в рамках ВТО явно лишены всякого смысла. Ведь каждый трубопровод, как целостный и недвижимый материально-вещественный объект, к тому же уникальный, не может быть предметом международной торговли, соответствие которого чему-нибудь возможно подтвердить.

Между тем, уже имелись попытки установить в регламенте "О безопасности магистрального трубопроводного транспорта, внутрипромысловых и местных распределительных трубопроводов" обязательное декларирование соответствия для таких объектов магистральных трубопроводов, как насосная станция или резервуарный парк (нефтебаза), которым нет аналогов ни в России, ни за рубежом. При этом, похоже, не принималась во внимание невозможность маркировать знаком обращения на рынке, допустим, нефтебазу.

С продукцией связано еще одно туманное понятие - "обращение". Оно также не определено, но используется Законом в основополагающих нормах: "Объектом обязательного подтверждения соответствия может быть только продукция, выпускаемая в обращение на территории Российской Федерации" и "в отношении продукции государственный контоль (надзор) за соблюдением требований регламентов осуществляется исключительно на стадии обращения продукции". Если обращение означает обращение на рынке, то подтверждение соответствия возможно только до передачи права собственности на продукцию, то есть, до её продажи, а государственный контроль (надзор) - только при такой передаче.

В пользу этого предположения свидетельствует введенный Законом знак обращения на рынке. Если обращение означает все стадии жизненного цикла продукции, кроме ее изготовления, тогда вторая из приведенных норм не содержит информации, поскольку продукция появляется только после её изготовления, а в процессе производства никакой продукции еще нет и поэтому контролировать нечего.

На последнем неверном предположении, очевидно, основывались разработчики указанного выше регламента, заставляя принимать декларацию о соответствии организацию, эксплуатирующую объекты магистрального трубопроводного транспорта, а не их изготовителей. В отсутствие законодательно установленной необходимости уведомлять другие страны о разработке регламентов и учитывать их замечания, продукция, маркированная доморощенным знаком обращения на рынке, очевидно, не будет признаваться за рубежом соответствующей международным требованиям, а сам этот знак станет применяться исключительно в России для внутреннего самоудовлетворения идеологов реформы.

Тем не менее, можно считать, что с продукцией в Законе все почти благополучно, чего нельзя сказать о процессах. Процессы явно второстепенны для Закона, так как в нем нет определений их понятий. Остается неясным отличие процессов, являющихся объектами регулирования в регламентах, от работ и услуг, которые такими объектами почему-то не являются. Целью подтверждения соответствия процессов в Законе регламентируется удостоверение их соответствия регламентам, стандартам, условиям договоров, но не указывается для чего вообще оно нужно.

Даже для работ и услуг определено, что подтверждение соответствия нужно для содействия приобретателям в компетентном их выборе и повышения их конкурентоспособности. Подтверждение же соответствия процессов, получается, нужно просто так, само по себе. Процессы, соответствие которых подтверждено добровольно (сертифицированные в системе добровольной сертификации), могут маркироваться знаком соответствия этой системы.

При этом остается непонятно, как вообще можно маркировать процессы, чем бы они не были, и где на них должен находиться этот знак.
И другие нормы Закона, применимые только к продукции, искусственно перенесены на процессы. В частности, регламент должен содержать исчерпывающий перечень объектов технического регулирования, в отношении которых устанавливаются его требования, и правила идентификации объекта технического регулирования для целей применения регламента.

Минпромэнерго предлагает для перечней таких объектов использовать различные классификаторы. Для продукции эти классификаторы существуют, но их нет для процессов. Нельзя же приравнивать процессы к видам экономической деятельности, классифицированным в Общероссийском классификаторе видов экономической деятельности ОКВЭД, в котором вообще нет такого вида деятельности, как утилизация, а реализация упоминается исключительно в связи с пищевой продукцией.

Во всяком случае, попытка использовать ОКВЭД при разработке проекта регламента "О безопасности химических производств" оказалась безуспешной. Виды деятельности, в которых используются химические вещества, позиционированы практически во всех разделах ОКВЭД: химическая, фармацевтическая, легкая промышленность, сельское хозяйство и т.д. Отсутствие классификатора и неопределенность объектов технического регулирования, заложенная в самом названии регламента, не позволили установить исчерпывающий перечень этих объектов и правила их идентификации.

В отсутствие определений понятий разработчики регламентов на процессы вынуждены решать сказочную задачу: "Принеси то - не знаю, что!". Похоже, авторы Закона и сами не знали, что это такое - процессы. Когда речь заходит о процессах, трудно основываться не только на международных, но и на отечественных стандартах, в которых тоже нет определений понятий "процесс производства", "процесс эксплуатации" и т.д.

Производственный процесс (возможный аналог процесса производства) в ГОСТе 14.004-83 "Технологическая подготовка производства. Термины и определения основных понятий" определен как совокупность всех действий людей и орудий труда, необходимых на данном предприятии для изготовления и ремонта продукции. ГОСТ 12.3.002-75 "ССБТ. Процессы производственные. Общие требования безопасности", устанавливающий, как будто, общие требования безопасности к производственным процессам, содержит требования к чему угодно, только не к действиям людей.

Эти же требования стандарт предписывает включать и в другие стандарты на производственные процессы. Еще меньше ясности с остальными процессами. Неопределенность понятий в отечественных стандартах могла бы служить аргументом в пользу реформы технического регулирования, если бы она не усугублялась еще большей неопределенностью в этом отношении самого Закона. Регламенты на процессы вообще не имеют смысла до тех пор, пока нормативно не будет установлено, что же является процессом.

Недостатки Закона усугубляются также непониманием или игнорированием его даже на законодательном уровне. Так, в Федеральном законе "Об электроэнергетике", определено, что регламенты принимаются по вопросам качества электрической и тепловой энергии, установления нормативов резерва энергетических мощностей, а также деятельности субъектов электроэнергетики. В Федеральном законе "О государственном регулировании в области добычи и использования угля, об особенностях социальной защиты работников организаций угольной промышленности" сказано, что правила безопасного ведения горных работ определяются регламентами.

Между тем, по Закону вопросы качества и деятельно-сти субъектов в регламентах не предусмотрены, а энергия, хотя и может быть товаром, но не имеет материально-вещественной формы, поэтому не является продукцией и не может быть объектом технического регулирования. Как и ведение работ, для которых Закон предусмотрел требования в национальных стандартах, но не в регламентах.

Не только отдельные законодательные акты не соответствуют Закону, но и сам он плохо согласуется, к примеру, с Федеральным законом "О защите прав юридических лиц и индивидуальных предпринимателей при проведении государственного контроля (надзора)", в котором говорится об обязательных требованиях к работам и услугам. Хотя по Закону требования к выполнению работ или оказанию услуг могут быть только добровольными для исполнения. Можно, конечно, предположить, что работа и выполнение работы (услуга и оказание услуги) - разные понятия, но в отсутствие определений это недоказуемо.

В соответствии с Законом с середины 2003 г. органы власти прекратили принятие и пере-смотр документов в сфере технического регулирования. Раньше часть требований в документах органов власти корректировалась после каких-либо серьезных аварий или несчастных случаев. В других случаях устанавливались требования, которые в силу финансовых проблем или региональных особенностей вводились постепенно по решению соответствующего органа власти. В новой системе технического регулирования такой подход исключен, что может отрицательно сказаться не только на предпринимательской деятельности.

В Законе отдельная глава посвящена документам в области стандартизации (в основном, национальным стандартам) и их разработке, но ничего не сказано о разработке нормативных документов других видов (правила безопасности и безопасной эксплуатации, строиельные, санитарные правила и т.д.). Хотя и предусмотрено право органов власти издавать в сфере технического регулирования акты рекомендательного характера, у которых, очевидно, тот же самый статус добровольно применяемых документов, что и у стандартов.

Перечень форм оценки соответствия - государственный контроль (надзор), аккредитация, испытания, регистрация, подтверждение соответствия, приемка и ввод в эксплуатацию объекта, строительство которого закончено, и иные формы - в Законе является открытым. Но различные виды экспертиз тоже можно рассматривать как формы оценки соответствия.

При этом получается, что правила государственной экологической экспертизы, экс-пертизы градостроительной документации, экспертизы промышленной, пожарной безопасности с определенными сроками их проведения должны быть тоже установлены прак-тически в каждом регламенте, что явно излишне. По непонятной причине в перечень форм оценки соответствия попала аккредитация, которая является признанием органом по аккредитации компетентности физического или юридического лица выполнять работы в оп-ределенной области оценки соответствия, но не формой оценки соответствия объектов технического регулирования.

Необходимо остановиться на тех силах, которые могут привлекаться для разработки регламентов. Регламенты, очевидно, должны охватывать самую разнообразную продукцию и различные процессы. За оставшееся до 2010 г. время нужно переработать в регламенты нормативную базу, представленную, в основном, документами (включая стандарты) органов исполнительной власти, создававшуюся в течение десятилетий усилиями специалистов самых разнообразных научно-исследовательских и проектно-конструкторских институтов. Не секрет, и это неоднократно отмечалось в средствах массовой информации, что уровень качества отечественной науки, в том числе отраслевой, за последние десятилетия резко снизился. Хорошо, если оставшихся сил хватит для отбора и переписывания действующих норм в проекты регламентов, т.е. для почти канцелярской работы.

Отмеченные недостатки Закона не означают, что он совсем уж плох. Он, может быть, да-же хорош, если вспомнить, как быстро был принят Государственной Думой. Возможным результатом такой спешки стало то, что почти за 3 года после вступления его в силу ни один регламент не принят законодателем. Закон довольно логичен в том, что касается продукции, но, распространяясь на процессы, он пытается решить сразу несколько не связанных задач и делает это плохо.

Для ВТО главное в регламентах, чтобы они не создавали дополнительных препятствий в международной торговле, и совершенно безразлично, как уже купленный товар (продукция) внутри страны будет эксплуатироваться, храниться, перевозиться, реализовываться или утилизироваться. Так что регламенты на процессы вообще бесполезны для вступления России в ВТО. Между тем, задача эта остается актуальной, и она единственная, решению которой, на наш взгляд, должен быть посвящен Закон. Однако он нуждается в серьезных, концептуальных изменениях, прежде всего - в исключении непонятных норм, связанных с процессами. При этом желательно не цепляться за надуманные национальные особенности, а учитывать опыт других стран, прежде всего - европейских.

Европейский союз принял директивы, устанавливающие требования к различным видам продукции, так называемые директивы Глобального и Нового подходов, установившие способы устранения барьеров в торговле, препятствующих свободному перемещению товаров на рынке. При этом установлены следующие принципы технического регулирования:

- законодательная гармонизация ограничена требованиями, направленными на то, чтобы продукция, поставляемая на рынок, соответствовала определенному уровню безопасноти;
- технические характеристики продукции, определяющие ее потребительские свойства, составляют основу согласованных стандартов;
- применение согласованных или иных стандартов является добровольным, производитель всегда имеет право использовать любые технические параметры, отвечающие обязательным требованиям;
- продукция, произведенная в соответствии с согласованными стандартами, имеет пре-имущества перед другой продукцией.

Украина и Белоруссия приняли регламенты, полностью гармонизированные с требова-ниями европейских директив. И России было бы целесообразно последовать по этому же пути. При этом сферу применения Закона следует ограничить вопросами, связанными только с продукцией. Такая точка зрения поддерживается многими учеными, специали-стами и представителями промышленности.

Осенью 2005 г. предложения по исключению вопросов безопасности процессов производства, т.е. техники безопасности и охраны труда из сферы технического регулирования, были направлены А. Н. Шохиным в адрес Председателя Правительства М. Е. Фрадкова и в Минюст. Будет обидно, если мнение представителей промышленности окажется менее весомым, чем идеологов реформы.

Изменения в Закон нужно вносить срочно, возможно, отодвинув сроки принятия регламентов за 2010 г., так как время уже потеряно. Ведь с начала реформы за 3 года был при-нят лишь один регламент. А за оставшееся время (меньше 4 лет) нужно принять, по оцен-кам специалистов, не менее 400 регламентов, что при таких темпах вряд ли возможно. К 2010 г. реальна ситуация, когда необходимых регламентов ещё не будет, а стандарты и другие технические документы станут добровольными для применения.

После чего экономика начнет функционировать без обязательных правил, создавая недопустимую угрозу жизни и здоровью людей, их имуществу, окружающей среде. Этот результат, о котором не заявляли идеологи реформы, может быть достигнут легко.
Не лучше и другой возможный вариант, когда недоработанные и противоречивые или абстрактные и бессодержательные регламенты будут приняты с той же (или даже большей) поспешностью, что и сам Закон.

Выполнять такие регламенты придется не идеологам реформы, а производителям (продавцам) продукции и другим лицам, исполняющим то, что в регламентах посчитают процессами производства, эксплуатации, хранения, перевозки, реализации и утилизации.

«Безопасность труда в промышленности» № 6, 2006 г.
Печатается с небольшими сокращениями
Изменено: Александр ГЕС - 14 Января 2019 7:22
 
Цитата
Сергей.мозпит написал:
Единые типовые нормы и риск-ориентированный подход – чего ждать?
https://getsiz.ru/edinye-tipovye-normy-i-risk-podkhod.html

Директор «ВНИИ труда» Дмитрий Платыгин рассказал на деловом завтраке Гетсиз.ру, как будет
всё очень просто - нет опасных факторов, значит нет у работника соответствующего СИЗ... как мне вспоминаются времена, когда у мастера ящиками стояла сгущенка и рундуки в вагончиках были забиты спецодеждой... и это в загнивающем тогда социализьме... не работают нынче институты на благо... вернее работают на благо... тьфу, вообще не работают, а просто, типа зарабатывают... гнус, они...
Изменено: Николаевич - 14 Января 2019 12:33
 
Новость в сфере политики и реформы Контрольно надзорных органов.

15 января 2019
Медведев высказался о проблемах российского бизнеса


По его словам, если Россия хочет совершить экономический рывок, необходимо пересмотреть систему требований в транспорте, экологии и промышленной безопасности.

Медведев отметил, что эта задача может быть решена с помощью механизма так называемой регуляторной гильотины.
"В чем она заключается? Все те ранее действующие положения актов, которые содержат обязательные требования, которые не будут специальным образом одобрены или изменены, они автоматически утрачивают силу. Это позволит избавиться от неэффективных и избыточных требований", — рассказал он.
Глава правительства предложил ввести такую меру с 1 февраля 2020 года.

На примере омлета
Медведев рассказал об абсурдности ряда закрепленных норм для предпринимателей на примере санитарно-эпидемиологических требований к приготовлению омлета.
Он процитировал, что смесь яйца с другими компонентами нужно выливать на смазанный жиром противень слоем два с половиной — три сантиметра, готовить при температуре 180-200 градусов в течение восьми-десяти минут.
"Иначе жарить нельзя — пометьте себе, если кто-нибудь планирует заняться этим видом деятельности", — добавил Медведев.
По его словам, "таких абсурдных, казалось бы, странных требований предостаточно".

Реновация в мышлении
Первый вице-премьер России Антон Силуанов отметил, что надзорные требования могут сократиться примерно наполовину после оптимизации законодательства.
По мнению Силуанова, создание нового надзорного законодательства также станет серьезным шагом к изменению мышления предпринимателей.
"Отметем все старое, прошлое, которое мешает бизнесу, создадим новое законодательство, и это очень серьезный шаг на пути к тому, чтобы сделать реновацию в мышлении наших предпринимателей. Очень важное решение, будем этим заниматься", — сказал он журналистам в кулуарах форума.

Постановление Главного государственного санитарного врача РФ от 8 ноября 2001 г. N 31 "О введении в действие санитарных правил"
Зарегистрировано в Минюсте РФ 7 декабря 2001 г. Регистрационный N 3077

СанПиН 2.3.6.1079-01 Санитарно-эпидемиологические требования к организациям общественного питания, изготовлению и оборотоспособности в них пищевых продуктов и продовольственного сырья
8.20. При приготовлении омлета смесь яйца (или яичного порошка) с другими компонентами выливают на смазанный жиром противень или порционную сковороду слоем 2,5-3,0 см и ставят в жарочный шкаф с температурой 180-200 °С на 8-10 мин.

Хранение яичной массы осуществляется не более 30 мин.


Недавно "Агентство стратегических инициатив" совместно с "Опорой России" при консультации вице президента "Опоры России" Марины Блудян создали пародийный видеоролик "Миннадзор: Экзамен. Основано на реальных штрафах". В видеоролике инспектор Миннадзора, в котором легко угадывается инспектор Роспотребнадзора проверяет рабочее место Медведева и обнаруживает нарушение СанПиН.



И из комментариев экспертов на сайте Эха Москвы

Е.Бунтман
― Медведев говорит про гильотину. Предложил использовать регуляторную гильотину для бизнеса, вообще оторопь как-то немного берет. Что такое регуляторная гильотина?

С.Алексашенко
― Я напомню, что некоторое время назад Дмитрий Анатольевич Медведев, он еще был президентом, он тогда произнес замечательную фразу, что хватит кошмарить бизнес. И выяснилось, что с тех пор кошмарение бизнеса только усиливалось. Уже даже перестав быть президентом, став премьер-министров, Дмитрий Анатольевич подписывал многочисленные распоряжения, постановления, которые только увеличили давление регуляторное. Таким образом правительство ограничивало свободу бизнеса, или он поддерживал министров, которые это делали. И эта фраза про гильотину прозвучала в выступлении Медведева на Гайдаровском форуме.

С.Алексашенко: Цена на нефть выросла, а жизнь лучше не стала
QТвитнуть
И он предложил, он сказал, что в течение ближайшего года, то есть – до 1 февраля 2020 года правительство должно пересмотреть 9000 нормативных актов, которые так или иначе ограничивают бизнес. И, если не издаст специальное решение, что каждый в отдельности нормативный акт нужно сохранить, то все остальные, которые не будут переподтверждены, потеряют свою силу.

Н.Росебашвили
― То есть, это – гильотина в отношении этих ограничений?

С.Алексашенко
― В отношении ограничений, регуляций, действующих в отношении бизнеса. Давайте так. В году 365 дней, 52 выходных, 20 дней отпуска. 300 дней, включая субботу, рабочие. 9000/300… Каждый день правительство должно рассмотреть 30 актов. 2 сохраняют силу, 28 не действует. Или наоборот.

Ну, мне кажется, если правительство всерьез начнет этим делом заниматься… Я не то чтобы против, я согласен с самой постановкой вопроса, что давление бюрократии на бизнес превышает все разумные пределы. Просто я не верю, что наша унтер-офицерская вдова сама себя высечет и все эти акты отменит. Эти акты создают многочисленную кормушку для российских властей, для российских чиновников. Теперь они должны от всего этого дела, от многих вещей отказаться.

Я не очень в это дело верю, но посмотрим, вдруг у унтер-офицерской вдовы в голове что-то случилось, она поменяла свои пристрастия.
Изменено: Александр ГЕС - 16 Января 2019 7:56
 
Цитата
Veles написал:
Медведев отметил, что эта задача может быть решена с помощью механизма так называемой регуляторной гильотины.
во Франции в свое время гильотиной хорошо отрегулировали рост челов...
 
Давненько что то мы не смотрели и не слушали какого нибудь бреда по охране труда. Давайте послушаем одного из "экспертов" траблшутинга.

Как пишет Википедия - траблшутинг (англ. troubleshooting — устранение неполадок, работа над траблом) — форма решения проблем, часто применяемая к ремонту неработающих устройств или процессов. Представляет собой систематический, опосредованный определённой логикой поиск источника проблемы с целью её решения. Траблшутинг как поиск и устранение неисправностей необходим для поддержания и развития сложных систем (встречающихся, например, в таких областях, как связь, инженерия, системное администрирование, электроника, ремонт автомобилей, диагностическая медицина и организация бизнес процессов), где проблема может иметь множество различных причин.

Как это английская хрень соотносится с охраной труда? Об этом нам расскажет очередной инфоцыган? Олег Брагинский – специалист №1 по траблшутингу в России и СНГ, «гений эффективности» по версии СМИ, основатель «Школы траблшутеров» и директор «Бюро Брагинского», Кандидат наук, доцент, автор 2 учебников, 10 видеокурсов и более 800 статей. Работал в 5 государствах, руководил 190 проектами в 23 индустриях 46 стран, 20 лет проработал в компаниях Альфа-Групп. Один из наиболее просматриваемых людей планеты сети деловых контактов LinkedIn. (его реклама оплачена наличкой мне на карточку)


- Але? Слышь - спросите вы - я не могу смотреть все видео - Ты покажи нам где же он там тупанул!

Тупанул он там везде например на 09:48 Кто отвечает за охрану труда на предприятии? вы таки думаете и знаете что он ответил? Правильно!

Идем далее на 1:04 Документация по охране труда он ответил что - документов по ОТ около семи десятков...я их все не помню.. это положение о службе охраны труда ... это личные карточки прохождения обучения.

Ну и далее практически везде он никаких НПА не упоминает.

Ну короче вы поняли уровень знаний этого траблшутера. Смесь бреда со слухами. Или может УЦ виноват, в котором он проходил обучение?
Изменено: Александр ГЕС - 16 Января 2019 9:47
Страницы: Пред. 1 ... 20 21 22 23 24 ... 29 След.
Читают тему (гостей: 1)
модератор форума: Павел.


Наша библиотека: | Инструкции по охране труда | Госты | Нормативы | Законодательство по ОТ |

Файлообменник (файлы по охране труда, промышленной и пожарной безопасности)