На главную
На главную

Верховный суд о компенсации морального вреда за н/с на производстве

Верховный суд о компенсации морального вреда за н/с на производстве

Верховный Суд РФ снова упомянул о необходимости детального обоснования суммы присуждаемой компенсации морального ущерба в случае производственных травм.

Поводом для очередного разъяснения норм действующего законодательства РФ нижестоящим судам со стороны высшей судебной инстанции послужила кассационная жалоба в ВС РФ Шутова П.В. Он обжаловал решения судов первой, второй и кассационной инстанций в части несоразмерного уменьшения судом заявленной истцом суммы компенсируемого морального ущерба ввиду полученной им производственной травмы. Произошло падение с большой высоты в ходе монтажных работ.

В своем определении от 15.03.2021 г. № 49-КГ21-2-К6 ВС РФ указал, что при определении суммы компенсируемого морального ущерба надо учитывать требования справедливости и разумности. Высший судебный орган РФ вновь напомнил, что уровень физических/нравственных страданий суды должны оценивать, учитывая фактические обстоятельства причинения морального ущерба, персональные характеристики пострадавших лиц и иные детализирующие сведения, свидетельствующие о степени перенесенных ими страданий. Эта рекомендация содержится в п. 8 постановления Пленума ВС РФ № 10 от 20.12.1994 г.

Также ВС РФ сослался на позицию ЕСПЧ, изложенную в постановлении от 18.03.2010 г. по делу «Максимов против РФ». Согласно ей, российские суды всегда должны в своих решениях приводить объективные мотивы, оправдывающие определенную сумму компенсируемого морального ущерба. Иначе отсутствие мотивов, к примеру, несоразмерно малого объема компенсации, станет свидетельством того, что суды надлежаще не рассмотрели требования заявителя и не действовали согласно принципу эффективного и адекватного устранения нарушения.

Это означает, что соответствующие мотивы о размере компенсируемого морального ущерба в обязательном порядке должны приводиться в судебном постановлении во избежание произвольного завышения или занижения судом таких сумм. Указанным требованиям обжалуемые постановления/решения судов не отвечали. В результате чего ВС РФ отменил все три НПА и отправил в указанной части материалы дела на новое рассмотрение в суде первой инстанции.

В своем обосновании принятого по делу решения ВС РФ указал, что суд первой инстанции, устанавливая компенсацию морального ущерба в размере 90 тыс. руб. (вместо заявленных 5 млн руб.), подлежащую взысканию с ответчика в пользу истца, ограничился формальным приведением нормативных положений, регулирующих вопросы компенсации морального ущерба и определения ее размера. Но применил их к спорным правоотношениям неверно.

Суд не учел, что размер компенсируемого морального ущерба определяется исходя из установленных при разбирательстве дела характера и степени перенесенных истцом нравственных/физических страданий, связанных с персональными характеристиками истца, и других важных обстоятельств дела. В спорном решении суда нет обоснования вывода: почему сумма в 90 тыс. руб., которая в 55,5 раз меньше заявленной истцом, является достаточной компенсацией перенесенных заявителем физических/нравственных страданий ввиду производственного инцидента, повлекшего причинение вреда здоровью истца по вине ответчика. Последний не обеспечил безопасные условия и охрану труда на рабочем месте истца.

Также ВС РФ упомянул, что суд первой инстанции в своем решении не привел конкретные мотивы относительно обстоятельств дела, повлиявших на размер компенсируемого морального ущерба и не назвал точные обстоятельства, послужившие основанием для значительного снижения такой суммы в противовес заявленной истцом. Суд первой инстанции, как поясняет ВС РФ, не выяснил в данном случае степень тяжести причиненных истцу физических/нравственных страданий, не учел его возраст на момент получения травмы при выполнении им трудовых функций, семейное положение, наличие детей младше 18 лет. Также суд не принял во внимание доводы истца, изложенные им в иске:

  1. в результате производственной травмы был причинен вред его здоровью,
  2. установлена стойкая утрата им профессиональной трудоспособности,
  3. будучи в трудоспособном возрасте, он по факту лишился возможности трудоустройства по имеющейся у него профессии. А значит, и лишился хорошего заработка, получаемого до повреждения здоровья, поскольку по медицинским показаниям истцу теперь противопоказана работа с выездом в местности с другим климатом и он не сможет трудиться вахтовым методом, приносившим ему высокий доход.

Кроме того, судом первой инстанции не были учтены и следующие обстоятельства:

  • истец нуждается в постоянном лечении,
  • он долго был нетрудоспособен,
  • последствия травмы головного мозга привели к значительному ухудшению его здоровья,
  • выплачиваемой ему суммы ежемесячной страховой выплаты не хватает для обеспечения нормального уровня жизни, лечения и содержания несовершеннолетнего ребенка.

Очередное напоминание ВС РФ нижестоящим судам о необходимости соблюдения уже существующих норм права касательно обязательного мотивированного вынесения решения, в том числе в части определения суммы компенсируемого морального ущерба, безусловно, положительное явление. Но к сожалению, надо признать, что без детализирующей конкретики со стороны ВС РФ (указания каких-либо примеров расчетов) такие НПА лишь пополняют копилку декларативных судебных актов. На судебную же практику правоприменения это особым образом, скорее всего, никак не повлияет.

Мариям Жук
1 676 2 2
Мне нравится
Комментировать Добавить в закладки

Комментарии

0 Мне нравится
Катерина
Ох уж мне эти компенции
0 Мне нравится
Олег Каримов
Правильно пишут.
суды сейчас обычными отписками занимаются. переходят на единый стандарт, не исключаю момент того что они тупо копируют с консультанта аналогичные решения по делам своих коллег

Комментарии могут оставлять только зарегистрированные пользователи.

Пожалуйста зарегистрируйтесь или авторизуйтесь на сайте.