Статьи и публикации по охране труда и технике безопасности, промышленной и пожарной безопасности

08.04.2011

Хасанов Сергей Харисович,
зам.руководителя ИЛ НИИОТ РГСУ, www.niiot.ru
Сначала было слово…

Согласно статистики в России более 60% работников работают во вредных и опасных условиях труда. В связи с этим вышло Постановление Правительства РФ от 20.11.08 № 870[1] , которое было направлено на то, чтобы все-таки заставить работодателей проводить мероприятия по улучшению условия труда своих работников. Согласно постановлению работодатель должен был выплачивать жесткие компенсации для тех, кто вынужден работать во вредных и опасных условиях. Даже при вредных условиях труда первой степени (а их согласно Р 2.2.2006-05[2] всего четыре, не считая еще 4 - экстремальный (опасный) класс) работник должен был получать: сокращенная продолжительность рабочего времени - не более 36 часов в неделю, ежегодный дополнительный оплачиваемый отпуск - не менее 7 календарных дней, повышение оплаты труда - не менее 4 процентов тарифной ставки (оклада), установленной для различных видов работ с нормальными условиями труда. Т.е. работодателя поставили перед выбором или он приводит рабочие места в соответствия с действующими нормативами, или он предоставляет работнику существенные льготы. Этим же постановлением Минздравсоцразвития России обязали в месячный срок с учетом мнения Российской трехсторонней комиссии по регулированию социально-трудовых отношений работникам установить правила начисления компенсаций в зависимости от класса условий труда. Ключевым словом данного постановление оказалось условие согласовать правила начисления компенсаций с трехсторонней комиссией[3].

Выпей море, Ксанф!

И началось великое трехстороннее противостояние. Ясно дело, что предприниматели эпохи дикого капитализма в штыки приняли идею выплаты таких компенсаций или серьезных затрат по улучшению условий. Их больше устраивала система коллективных договоров, где с учетом запутанного и устаревшего законодательства они всегда могли рассчитывать на незначительные уступки своим работникам. Профсоюзы твердо стояли на компенсациях в полном размере. Правительство в лице Минздравсоцразвития мечется между сторонами, пыталась найти приемлемый для обоих сторон компромисс, при таком диаметральном подходе сторон все попытки остались безуспешными. А Время идет. Прошло уже не месяц, отведенный постановлением, а год. Воз же и ныне там. С мест требуют разъяснений, можно и как применять Постановление и когда наконец-то выйдут указанные правила расчета льгот. Минздравсоцразвития все еще видимо надеется все-таки на возможность сторонами договориться и идет ва-банк. Выпускает Письмо от 09.04.09 № 22-2-15/4[4], в котором предлагает предприятиям внебюджетного сектора до выхода правил самим решать вопросы с доплатами пользоваться и документами СССР. На свет вытаскивается Постановлением ЦК КПСС, Совета Министров СССР и ВЦСПС от 17.09.86 № 1115 и Постановление Госкомтруда СССР и Секретариата ВЦСПС от 03.10.86 № 387/22-78, которые к этому времени совершено морально устарели и практически неприменимы.

Наступает 2010 год. Пауза уже становится неприличной. Здесь у Минздравсоцразвития имеется два пути. Попытаться объяснить на самом высоком уровне, что постановление нужное, но немного преждевременное и поэтому в настоящее время невыполнимо. Но это требует мужества, так как на фоне все новых и новых социальных программ и бюджетов заявившего могут ждать карьерные неприятности. Или сделать так, чтобы и овцы были целы и волки не слишком громко выли. Единственный способ выбраться аппаратно из жерновов постановления № 870 - это сделать так, чтобы значительно уменьшить число рабочих мест с вредными условиями труда, тогда и сумма предполагаемых затрат на компенсации резко уменьшится, что давало шанс все-таки уломать несговорчивых предпринимателей. Да и появляется слава модернизатора в таком сложном и запущенном с советских времен вопросе. Но как это сделать? И была придумана в недрах Минздравсоцразвития элегантная трехходовка. Но для его выполнения необходимо было избавиться от независимых испытательных лабораторий, изменить правила аттестации рабочих мест и изменить нормирование.

Ход первый: 3000 негритят решили пообедать. Один вдруг поперхнулся, их осталось…

Первой проблемой к выполнению задуманного плана были испытательные лаборатории (ИЛ) – их было много, и они были независимы. Ведь к тому времени действовала довольно стройная система ССОТ[5] с центральным органом аккредитации, научно-методическим центром и достаточно большим числом аккредитованных в ней независимых компетентных испытательных лабораторий, которые и выполняли аттестацию рабочих мест. По отношению к Минздравсоцразвития они являлись как бы независимыми экспертными организациями, и поэтому надавить на них незаметно, без скандала явно не получалось. Чтобы как-то изменить ситуации был выпущен печально знаменитый для ИЛ Приказ Минздравсоцразвития от 01.04.10 № 205н[6], цель которого была как раз уменьшить число ИЛ и сделать оставшиеся зависимыми от Минздравсоцразвития. Для этого была придумана уведомительная аккредитация организаций, выполняющих услуги в области охраны труда. Все это объяснялось благородной задачей, очистить ряды ИЛ от некачественных исполнителей и повысить качество аттестации рабочих мест. Правда никакой другой идеи, кроме наполнения ИЛ ненужным оборудованием придумано не было. Спешили с приказом так, время-то идет, что не подготовили никаких документов по новой системе аккредитации. Все это отложили на потом. Правда, прошел уже почти год со дня выпуска приказа, но Положения об органе аккредитации, ни аттестатов аккредитации, ни других документов, кроме сиротливого приказа 205н до сих пор так и нет. Это ясно показывает, что не система аккредитации нужна была и уж тем более не те благородные цели, которое декларирует МЗСР, а желание загнать ИЛ в свое министерское стойло. Поэтому и отменили так скоропалительно отлаженную систему ССОТ и аккредитация, полученные ИЛ от этого органа сроком на 5 лет (последнее, правда, пришлось все-таки с неохотой, но вернуть). В спешке Минздравсоцразвития поставило в двусмысленное положение и ГИТ с прокуратурой, которые согласно ТК требовали от организаций проведения сертификаций работ по охране труда, орган сертификации, который и был тот самый отмененный ССОТ.

Но когда это Минздравсоцразвития не смущали нестыковки с действующими НПА, если главный лозунг сначала издать, а потом подумать и исправить. Второй задачей Приказа 205н был отсев ИЛ до приемлемого, по мнению МЗСР, количества. Для этого она требует от лабораторий закупить дорогостоящее оборудование для всех, даже очень редко встречающихся исследований, что противоречит самой идеи аккредитации, по которой организация сама выбирает области, в которой хочет аккредитоваться зависимости от своих возможностей и компетентности. Дело в том, что аккредитация в редко встречающихся областях, таких как бактериологический, ионизирующий фактор, гормоны в воздухе рабочей зоны и т.д., требует дополнительного оборудования с ежегодной дорогой поверкой, специалистов. Обычно в таких случаях ИЛ заключала договор с узкоспециализированными, аккредитованными в этой данной области лабораториями. Такое исследование получается дешевле и для заказчика и более качественное, так как его делали профессионалы, которые только этим и занимаются. Так делается во всей стране и во всем мире, но только не в царстве МЗСР, которое дополняет условия “уведомительной ” аккредитации запретом на всякий субподряд для аттестующих организаций, даже не задумываясь , что этим уж точно входит в противоречие не только с собственными правилами аккредитации (недопустимости ограничения конкуренции и создания препятствий к аккредитации, обеспечения равных условий организациям, претендующим на получение аккредитации), но и здравому смыслу и целям повышения качества аккредитации, так как вряд ли какая лаборатория будет держать в штате профессионала бактериолога или радиолога, если данные исследования она выполняет раз в 6, а то и реже лет. Поэтому проводить исследования будет в лучшем случае неспециалист “на коленке”, обученный по программе “взлет-посадка”.

Все эти необоснованные требования, необоснованные отказы привели к тому, что в реестр смогли попасть только около 280 организаций из 3000 ИЛ. Но зато эти немногие оказались уже накрепко повязаны МЗСР. Первая цель МЗСР была достигнута.


Ход второй: Что написано пером…

Остальные задачи решались куда проще, так утверждение документов по аттестации находится в ведение Минздравсоцразвития. Надо лишь немного “подправить” нормативные документы, связанные с аттестаций рабочих мест. Таких основанных документов оказалось всего два: Порядок аттестации рабочих мест по условия труда[7] и Руководство Р 2.2.006-05[8] Оба документа, уже давно вызывали нарекания у специалистов, поэтому особого обоснования их замены и не требовались. Начали с самого простого, выпустили новый вариант Порядка аттестации рабочих мест по условиям труда. По идее необходимо было дополнить документ только двумя пунктами:

- запретить не вассальным от МЗСР организациям даже помышлять об аттестации, так как полного и немедленного запрета Приказ Минздравсоцразвития от 01.04.10 № 205н добиться не удалось.

- ввести лазейку, пусть даже и выбивающего из контекста данного документа (так как данный документ регламентировал саму процедуру аттестации, а не нормирование факторов производственной среды, тяжести и напряженности труда), который бы позволял работодателю навязывать аттестующей организации свою оценку рабочих мест.

Лукавить и мудрствовать особо не стали, не перед кем. Взяли старый Порядок, убрали ряд неточностей, наплодив новых, и, главное, добавили:

5. Аттестующая организация – юридическое лицо, аккредитованное в установленном порядке[9]

А чтобы уж полностью утвердится в этом, добавляют в следующем пункте:

6. При проведении аттестации работодатель вправе требовать от аттестующей организации:

- документального подтверждения аккредитации на право оказывать услуги в области охраны труда в части проведения аттестации рабочих мест;

- проведения измерений и оценок в соответствии с действующими нормативными правовыми актами;[/quote]

Вторая часть этого пункта совсем лишена здравого смысла и является хорошим образчиком чиновничьего мышления МЗСР, так как он применяется, напомним, к независимой, компетентной в своей области испытательной лаборатории, имеющим аттестат аккредитации ГОС Р, СААЛ и т.д. именно на измерение и оценку факторов. Вообще тема оставить только зависимые от МЗСР организации в аттестации становится навязчивой идей чиновников МЗСР, которая в дальнейшем от документа к документу будет лишь прогрессировать.

В проекте ГОСТ ССБТ Критерии оценки соответствия условий труда гигиеническим нормативам при аттестации рабочих мест данный пункт выродится уж совсем что-то сюрреалистическое. Аттестующие организации будут отнесены к специальному классу, слава богу что, еще не назвали в открытую крепостными:

1.3. Стандарт распространяется на юридических лиц и индивидуальных предпринимателей, включая (!) юридических лиц, аккредитованных в установленном порядке[9] в качестве организаций, оказывающих услуги по аттестации рабочих мест по условиям труда (далее - аттестующие организации)."

С лазейкой решили еще проще. Упомянули о процедуре оценки эффективности СИЗ и что при эффективном использовании СИЗ класс вредности может быть снижен до допустимого уровня (!), что полностью противоречит научным данным, так как самое ношение СИЗ тоже оказывает влияние на организм работающего (попробуй-ка побегай-ка в противогазе 8 часов рабочей смены). Правда вот прописать саму процедуру оценки эффективности и как аттестующие организации должны проводить ее еще прямо на рабочих местах (данная процедура проводится специально аккредитованными на это организациями на специальных стендах, по специальным методикам) “забыли”. Как и то, что аттестующие организации не могут привлекать по подряду другие организации. Так что теперь любой работодатель, показав аттестующей организации респиратор, мог требовать (второй абзац пункт 6), что запыленность или загазованность для данного рабочего места должна быть оценена как допустимая (!). И попробуй докажи, что это не так.

[quote]Аттестующая организация – юридическое лицо, аккредитованное в установленном порядке в качестве организации, оказывающей услуги по аттестации и выполняющее на условиях хозяйственного договора[/quote]

Т.е при расхождении оценок возникает спор двух хозяйствующих субъектов. Причем аттестующая организация - выступает в роли исполнителя. Тут для достижения результата заказчик может и работу не принимать или в суд подать. А суд открывает этот пункт, читает его буквально и дело в шляпе. Респиратор есть - есть. От пыли - от пыли. "Так почто ты боярыню, обидел?" Ведь в Порядке забыли прописать механизм решения споров по оценке факторов. И органа центрального тоже нет, ни методического центра. Зато есть пункт интересный пункт, что аттестующая организация может отказаться от проведения аттестации рабочих мест по условиям труда в случае непредставления работодателем необходимой документации или отказа работодателя обеспечить требуемые нормативной документацией условия проведения измерений и оценок. Даровали ИЛ такое право. Только не объяснили, а что делать с затратами, которые к этому времени понесла аттестующая организация. Кто их возместит и на каком основании. И как суд посмотрит на нарушение договора. Вот это опять "забыли". Поэтому пункт от отказе выполнения работ по АРМ ИЛ звучит как глупость. Что давать указания двум хозяйствующим субъектам, которые заключили между собой договор. Они уж тогда пусть сами будут разбираются без мудрых, но туманных указания МЗСР. Или пропиши в Порядке четкий механизм защиты аттестующей организации от давления со стороны заказчика и решения споров в узкоспецифических вопросах оценки факторов производственной среды с участием профессионального третейского арбитра. А так, все стоны МЗСР по поводы повышения качества аттестации так и останутся криком вопиющего в пустыни. Аналогично и с ответственностью.

"Ответственность за качество проведения аттестации возлагается на работодателя и аттестующую организацию."

Вот и пойми, какую каждая из сторон несет ответственность. А ответственность нешуточная. Ведь самого определения что такое аттестации в самом Порядке нет. Есть только что подлежит аттестации, кто проводит и как. Поэтому аттестующие организации получается, что с одной стороны ни за что собственно и не отвечают, а с другой стороны они находятся под постоянным колпаком поверяющих органов, которые при такой расплывчатой трактовке всегда могут найти по желанию той или иной стороны.


Ход третий: Ловкость рук и никакого мошенничества

Но осталось еще Руководство[10], которое еще не давало менять оценки рабочих мест по ситуации, да еще вышел СанПиН 2.2.2776-10[11] "Гигиенические требования к оценке условий труда при расследовании случаев профессиональных заболеваний", которой подтверждал основные принципы Руководства в оценке условий труда на рабочих местах. Отменять все было, видно, не с руки и поэтому, чтобы обойти было решено выпустить отдельный документ, который бы регламентировал бы только оценку рабочих мест при аттестации рабочих мест. Так родился проект ГОСТ ССБТ Критерии оценки соответствия условий труда гигиеническим нормативам при аттестации рабочих мест, в котором неизвестные авторы разделали гигиенические критерии оценки факторов производственной среды, тяжести и напряженности труда, как бог черепаху взяв за основу действующее Руководство. Авторы вводят дополнительный класс - тяжелые условия труда, которые характеризуются “незначительным” превышением установленных нормативов (условно-допустимый класс условий труда). Вспомним, что Постановление Правительства говорилось только о льготах только за вредные условия труда. Этот дополнительный класс оказывается аккурат тем, что раньше назывался ”вредные условия труда 1 степени”. Но как же это связать с прежними действующими до сих пор документами? Первым приложением в новом ГОСТ идет “Соответствие классов условий труда, применяемых в соответствии с «Руководством по гигиенической оценке факторов рабочей среды и трудового процесса. Критерии и классификация условий труда Р 2.2.2006-05» и классов условий труда, установленных настоящим Стандартом”, где уже без всяких прикрас дается немудреный пересчет классов. Теперь класс 3.1 становится 2 (допустимым), 3.2 становился классом 3.1, класс 3.3 – 3.2. и т.д. Т.е. вредность условий труда сразу уменьшилась на целый класс. И не смущает авторов, что гигиеническое нормирование не результат канцелярской работы, а наука и исследования по изучения влияния фактора на организм сначала подопытных животных, потом человека и расчета на основании данных безопасных уровней воздействия. Ввод сначала временных норм, а уж потом после сбора и обработки статистики их принимают как предельные уровни. Что термин “незначительное превышение” просто антинаучен и соответствует термину “чуть беременна", потому что нет люфта в установлении предельных уровней. И почему это “незначительное превышение” вдруг точно совпало по уровням с класса вредным первой степени? И как понять почему те уровни, которые раньше могли вызвать профессиональные расстройства, теперь уже их не вызывают (описание классов условий труда). Выходит в 2011 году в лаборатории МЗСР появился новый тип людей меньше подверженных воздействию вредных производственных факторов. Про этическую сторону данного вопроса я уже просто не говорю. Получается, что раньше те, кто всю жизнь работали во вредных условиях труда и с вводом этого документа в тот же час перейдут в категорию “невредников”, что породит у них массу проблем.

Но и этого авторам показалось мало в деле “глобального улучшения условий труда” и авторы перешли к редактированию отдельных факторов. Главным явилась уже полюбившая фраза , что при эффективном использовании средств индивидуальной защиты класс условий труда по может быть понижен на одну ступень, но не ниже класса 2 условно условно-допустимые (тяжелые). (В Порядке аттестации разрешено снижать аж до допустимых, т.е. класс 1. Разногласия в документах МЗСР не замечает. Главное снизить с вредных, детали, на сколько снижать уже, видимо, неважны) И это для всех факторов конечно же, без всякого объяснения, что понимается под эффективными средствами индивидуальной защиты . Вообще данное условие уже позволяло автоматически перевести большинство рабочих мест в класс условно допустимый. Но реформаторский зуд заставил авторов еще пройтись и по отдельным факторам. В результате часть показателей просто исчезли как класс (пульсация), другие подверглись коренной ревизии путем добавления дополнительных условий. Так, для противоопухолевых, наркотических веществ, для которых, согласно Руководству “должен быть исключен контакт с органами дыхания и кожей работника при обязательном контроле воздуха рабочей зоны” исчезла эта ключевая фраза, что сделало непонятным из-за чего работающим без определения концентрации и присваивается определенный высокий класс вредности. Зато это позволило вставить автором дополнение, что “оценка воздействия данных химических веществ осуществляется только в условиях их производства”. Т.е. контакт при использовании этих веществ уже не является вредностью. Биологические факторы, оценка которых производится по вероятности риска заражения при контакте, тоже прыгают на один класс. Видимо авторы посчитали, к 2011 год российский народ стал меньше восприимчив к особо опасным инфекциям, СПИД и туберкулезу. В пылу реформаторства авторы просто “потеряли” оценку по ряду показателей ультрафиолетового излучению, микроклимата на открытой территории в холодный период года. Теперь Россия может быть спокойно отнесена к странам с вечно теплым климатом. В оценке напряженности трудового процесса, которая является комплексной оценкой психо-эмоционального состояния работника, из 23 оставили только три, характеризующие сенсорную нагрузку, поэтому теперь самым напряженным будет считаться труд вахтера и лаборанта-бактериолога. И это после того, как в 20 веке было установлено влияния на здоровье человека монотонного труда и стресса. Причем и для оценки тяжести и напряженности максимальный класс устанавливается 3.2 (ранее 3.3). Вот так без всяких научных обоснований и имеющих научных данных путем кастрации Руководства Министерство здравоохранения и социального развития определяет условия труда на последующее года.

В качестве эпитафии к охране труда в России: Последний негритенок поглядел устало. Он пошел повесился, и никого не стало

Сейчас Минздравсоцразвития потихоньку продолжает прессовать аттестующие организации. На координационного совета по разработке и реализации Программы действий по улучшению условий и охраны труда 18.03.11 под председательством заместителя Министра здравоохранения и социального развития Российской Федерации А.Л.Сафонова вдруг каким-то непонятным образом всплывает вопрос о ценах на аттестацию, которые слишком высоки. И тут же рождается предложение поручить "Национальному обществу аудиторов трудовой сферы" (одно из добровольных объединений аттестующих организаций) провести анализ и доложить рекомендации по данному вопросу с предложениями по контролю уровней цен. Идея опять же проста, под шумок о ценах, которые само МЗСР и взвинтило, заставив аттестующие организации покупать ненужное им оборудование, а теперь и его еще и ежегодно поверять, издать очередной приказ 205н, чтобы выдавить с рынка услуг независимые аттестующие организации, оставив на нем парочку прирученных саморегулирующих организаций. И после аттестация легко и просто превращается в домашний инструмент соответствующего отдела министерства. Второй любимой страшилкой является мечта о какой-то тотальной проверке всех аттестующих организаций, которая возникла сразу при возникновении уведомительной по версии МЗСР аккредитации. Но что можно проверить у только включенных в реестр организаций никто толком сказать не может. Решили проверять наличие приборов, по которым собственно и включали в реестр. (прошел максимум год) Видимо, как самое простое. Для проверки остального нужны квалифицированные сотрудники с опытом проведения аттестации. И нее смущает, что у органа аккредитации нет ни положения об органе, а значит и основания для таких проверок. И что приборную базу раз в три года и так проверяет органы Ростехрегулирования. Ведь главное тут не проверить, а заявить кто в доме хозяин. Похоже, что чиновники Минздравсоцразвития вообразили себя феодалами, которым отдана на откуп вся система охраны труда в стране. Если их мнение расходится с законами, данными науки о нормировании, мнением специалистов, здравым смыслом, наконец, то пусть будет хуже последним. Говорить в таких условиях об охране труда и об улучшении условий труда просто не приходится.

Я не знаю, является это странная игра со вредностью заказом или это инициатива самих чиновников Министерства, но в настоящее время губится все те немногое, что было достигнуто за последнее время.

Необходимо Министерство труда с профессионалами , которые не просто что-то слышали что-то об охране труда, а понимали что это наука со своими законами и всерьез ею занимались бы.






[1] Постановление Правительства РФ от 20.11.08 № 870 "Об установлении сокращенной продолжительности рабочего времени, ежегодного дополнительного оплачиваемого отпуска, повышенной оплаты труда работникам, занятым на тяжелых работах, работах с вредными и (или) опасными и иными особыми условиями труда"

[2] Руководство P 2.2.2006 Руководство по гигиенической оценке факторов рабочей среды и трудового процесса. Критерии и классификация условий труда

[3] Российская трехстороння комиссия по регулированию социально-трудовых отношений центральное звено в системе социального партнерства - постоянно действующий на федеральном уровне орган, созданный в соответствии с федеральным законом от 01.05.99 № 92-ФЗ "О Российской трехсторонней комиссии по регулированию социально-трудовых отношений" Стороны: работники в лице общероссийских объединений профессиональных союзов, работодатели в лице общероссийских объединений работодателей,государство в лице Правительства РФ.

[4] Письмо Минздравсоцразвития [4]от 09.04.09 № 22-2-15/4 "Минимальные размеры повышения заработной платы работникам, занятым на работах с вредными и (или) опасными условиями труда"

[5] Постановление Минтруда РФ от 24.04.02 № 28 "О создании системы сертификации работ по охране труда в организациях"

[6] Приказ Минздравсоцразвития от 01.04.10 № 205н "Об утверждении перечня услуг в области охраны труда, для оказания которых необходима аккредитация, и правил аккредитации организаций, оказывающих услуги в области охраны труда"

[7] Приказ Минздравсоцразвития РФ от 31.08.07 № 569 "Об утверждении порядка проведения аттестации рабочих мест по условиям труда"

[8] Руководство P 2.2.2006 Руководство по гигиенической оценке факторов рабочей среды и трудового процесса. Критерии и классификация условий труда

[9] Приказ Минздравсоцразвития России от 1 апреля 2010 г. № 205н "Об утверждении перечня услуг в области охраны труда, для оказания которых необходима аккредитация, и Правил аккредитации организаций, оказывающих услуги в области охраны труда"

[10] Руководство P 2.2.2006 Руководство по гигиенической оценке факторов рабочей среды и трудового процесса. Критерии и классификация условий труда

[11] СанПиН 2.2.2776-10 "Гигиенические требования к оценке условий труда при расследовании случаев профессиональных заболеваний"


Тункин Сергей

8012

Рейтинг
4.06

Комментарии зарегистрированных пользователей сайта (1)

оставить комментарий
0
safetywork
Уважаемый Сергей Харисович!
Полностью с Вами солидарен. В стране под видом защиты права работника на достойный труд проводиться коммерческая акция под брендом "Аттестация рабочих мест по условиям труда". В ее поддержку даже подтянули Президента и Премьер-министра, вложив им в уста соответствующие термины: аттестация рабочих мест, оценка и управление профессиональными рисками (по моим наблюдениям, ни в СССР, ни в РФ до этого года никто еще из чиновников высшего ранга даже не упоминал об охране труда с ее понятиями). При этом в выигрыше есть и будут только г-н Сафонов А.Л. и Ко, которые избавляются от ответственности, но при этом наделяя себя расширенными правами.


cons_1.jpg